Так трудно делать кампанию для музея еще не было никогда. Понятно, что сложная ситуация в мире и люди готовы помогать только сильно нуждающимся. А у нас ”новая выставка” в музее, а это даже не ”угроза закрытия”. На прошлой неделе в доме, где мы хотим делать выставку колясок для двойняшек и тройняшек, были разбиты окна. Три парня кидали камни в сторону музея, стоя на железнодорожных путях. Мы восстанавливаем часть этого огромного дома. Я написала заявление в полицию. Полицейские сказали, что если виновники готовы работать и починить поврежденное, то дело открывать не будут.

Сначала я получила грозное письмо в соцсетях от одной мамы, что ее сын уже получил дома и что не нужно было идти в полицию. Я ответила, что проблему надо решать. Вчера вечером пришла вторая мама, на нервах, с криком и слезами. Я предложила попить чаю и сказала, что хочу помочь.

Мне бьют окна уже в третий раз. Это значит, что кому-то очень плохо. Что кто-то страдает. От радости и счастья люди не бьют окна. Выяснилось, что есть группа подростков, которая унижает и обижает других детей. Это происходит годами. Теперь эти подростки стали еще и привозить наркотики. Родители этих опасных детей ничего не предпринимают. И ничего не будут предпринимать. Они закрывают глаза. Что делать? В общем, оказалось, что битые стекла — это битые судьбы.

Женщина спросила: ”Зачем ты делаешь музей? Из-за денег?” Я ответила, что мы на этом не зарабатываем.

”Пособия? Ждешь помощь государства?”

”Нет, — говорю. — Я хочу, чтобы в деревне была культура”.

”Какая культура?” — человек смотрел на меня как на дракона.

Я рассказала ей про кино и анимацию, живопись и прикладное искусство, фестивали и разные страны, где я бывала, про то, что только создавая гражданское общество люди могут поменять систему. Поменяв флаги, поменяв идеологию страны, люди, которые были веками ”несвободны”, не могут жить свободно.

На это женщина сказала, что она как лошадь: утром на работу, вечером с работы... И так год за годом. Сказала, что не смотрит кино, не была в музее.

А я в ответ: очень хорошо, ты не одна такая! Для тебя я и делаю музей! Теперь же ты придешь? Эта мама долго говорила и плакала, но ушла смеясь. Мы попили чая, а я пообещала взять ее сына на подмогу в стройке и ремонте. Воспитывает она его одна. Парню 16. Он ничего не хочет. У него депрессия. У него нет хобби и он не знает, кем хочет стать. А вы говорите, зачем мне это надо? Вот фото из помещения, где я хочу сделать новую выставку. Надпись — крик души этих подростков, которым явно не хватает любви. Есть идеи, как жить дальше?

От редакции: поддержать открытие новой выставки "Двойняшки, тройняшки и их коляски в Кяру" можно через платформу hooandja по ССЫЛКЕ.