Я правильно понимаю, что известие о заведении уголовного дела застало вас в Вильнюсе?

Да, все верно. Это связано прямо с тем, что мне сейчас в Беларусь путь закрыт.

Что вам вменяют?

Процитирую: распространение заведомо ложных сведений о ходе и результатах избирательной компании, о событиях в социальной, экономической, политической и культурной сферах жизни общества. В интернете и СМИ обращалась с призывами к иностранным государствам и международным организациям о совершении действий, направленных на причинение вреда нацинтересам Беларуси”.

Сколько продлится ваше пребывание в Литве?

Пока режим не поменяется, я думаю, что я буду здесь.

Вдруг режим не поменяется в ближайшие полгода, год, или вообще никогда? Может быть ваша работа связана с пребыванием в Литве?

Мы, конечно, настроены более оптимистично. Что касается работы — мне работу будет найти не сложно. Плавать всегда дети хотят, это всегда актуально. Пойду работать тренером, открою свой клуб, это — не проблема.

Почему именно Литва? Не Эстония, например.

Потому что они проявили солидарность и гостеприимство, это мы видим и по тому что они не собираются экстрадировать Светлану (Тихановскую — RusDelfi) и других преследуемых по политическим причинам.

Что сейчас происходит с протестной ситуацией в Беларуси? На какой стадии этот процесс?

Безусловно, зима внесла свои коррективы, и очень многие, и протестное движение, и просто люди, немножко сбавили обороты и ”притихли” — у кого-то пропал энтузиазм, кто-то готовится к новому рывку, кто-то ожидает, что же будет дальше. Поэтому есть, безусловно такое, но, опять-таки, весна и лето — это всегда время перемен, действий. Поэтому очень на эту весну мы рассчитываем.

Можете рассказать что-нибудь о репрессивных мерах, применяемых к спортсменам Беларуси?

В принципе, все то же самое, что и было до этого. Многих лишают стипендий, кого-то не допускают до соревнований, кому-то угрожают, шантажируют, что, мол, будешь плохо себя вести — соответственно, никакой Олимпиады для тебя не будет. То есть, все то же самое, что и было, только, может быть, в более меньшем масштабе, чем это было в начале осени. Но, по сути, ничего не изменилось.

А можете привести примеры каких-то спортсменов, которым пришлось покинуть страну из-за политической ситуации?

Не стану этого делать. Многие не хотели бы, чтобы их фамилии были озвучены.

Александра Герасименя

Вас на этом фоне не удивляет, что, например, российские спортсмены сейчас достаточно активно переходят под флаг Беларуси, чтобы выступать на соревнованиях — в первую очередь, легкоатлеты.

Здесь, конечно, очень двоякие впечатления. Просто пользуются ситуацией люди, собственно, не только российские спортсмены, но и российские телеведущие, медиа персоны, которые сейчас озвучивают белорусские телеканалы. Это называется двуличность — все ведь понимают, что когда режим этот закончится, то недолго останется выступать таким спортсменам. Особенно если они, скажем так, не выше уровня тех специалистов, которые есть у нас в Беларуси.

Вы упомянули российских ведущих и шоуменов. Я правильно понимаю, что правительственная тактика после достижения какого-то консенсуса с Россией тоже изменилась?

Я уже не знаю, какого консенсуса они достигли, потому что то, что сейчас происходит и то, как себя ведут сейчас государственные органы и в принципе гражданин Лукашенко, который пытается испортить отношения вообще со всеми… Я не удивлюсь, если через месяц Россия пошлет его подальше, что очень хорошо для нас, безусловно, потому что поддерживать человека, который не сдерживает свои обещания и постоянно всех обвиняет во всех своих бедах — это абсолютно нецелесообразно. Поэтому в ближайшее время, я думаю, Россия тоже откажется от своих каких-то обещаний и, собственно, даст возможность нашей революции протекать своим чередом, как это необходимо, не вмешиваясь в дела Беларуси.

Ну, может быть, с Россией он свои обещания сдерживает? Мы, правда, не знаем, что именно он обещал.

В этом-то и дело, что никто не знает, что на самом деле там обещали и сдерживаются ли эти обещания. Но, как мы видим по последним кредитам, скажем так, не все, что хотелось бы Лукашенко, выполняется. Соответственно, возможно, там были определенные условия, при которых обещания должны были быть выполнены. И так как Лукашенко не выполнил свои, другая сторона не выполняет свои. Я не могу за это отвечать, так как я там не присутствовала. Но в любом случае, складывается такое впечатление, что скоро все закончится, особенно судя по последнему письму МИДа в ответ американскому послу. Это — такой позор! Настоящий испанский стыд, пишут они: а стыдно нам, белорусам.

А там что-то в духе советского времени?

Нет, там прямое практически оскорбление за то, что американский посол поздравил Беларусь с Днем воли. Это нужно просто прочитать — такой непрофессионализм, такой детский сад! Мы обиделись, и вот вам за это! О чем можно говорить, если люди, дипломаты, которые такую высокую позицию занимают в стране, и такое пишут.

Но уже после перехваченного разговора спецслужб уровень ”дискуссии” был понятен

Там был уровень одного человека, который придумывал себе многое, и шапочку из фольги, и войска НАТО на границе с Беларусью. Но тут уже говорится об уровне специалистов, которые работают уже много лет в этой сфере. Можно было как-то деликатно на это ответить. Поэтому не знаю. В любом случае, то, что сейчас просто все катится ко дну, и вся экономика Беларуси, все отрасли — это безусловно. Мы видим много различных статей о том, как разоряются наши предприятия, как не выплачиваются зарплаты, и пройдет еще немного времени, и мы увидим, как все те, кто голосовал условно ”за”, они поменяют свое мнение, потому сто они сами останутся без работы и зарплаты. Это все предсказуемо было. И прогнозировалось. Но почему-то никто не хотел в это верить. Все думали, что если их кормят из этой кормушки, что если у них есть зарплата — тот же ОМОН, который получал баснословные деньги — и сейчас уже нет денег, чтобы выплачивать им какие-то дополнительные бонусы, и они это начинают понимать и осознавать.

Нет денег выплачивать бонусы ОМОНУ?

Конечно, всем тем, кто был причастен к насилию и репрессиям, которые происходили в Беларуси. Им же выплачивались хорошие бонусы за то, что они, скажем так, служили верно. Очень многим выдали квартиры, кредиты, у нас сейчас очень быстро почему-то застраивается район специально под такую категорию людей, так что многие специально ожидают новых квартир.

Получается такой омоновский квартал?

Ну не только, там все приближенные и все, кто ”отличился”.

Есть в данном противостоянии еще одна сторона, под названием ”Евросоюз”. Светлана Тихановсккая очень много встречается с европейскими лидерами, приезжала и в Эстония, встречалась с нашим президентом. Есть ощущение, что ЕС занимает такую очень выжидательную позицию. Если Москва так или иначе Лукашенко поддерживает, то ЕС как будто бы сторонний наблюдатель здесь. Со стороны кажется, что и сама Светлана, и ее окружение ожидала каких-то более деятельных шагов от ЕС. Как вам кажется, так ли это?

Я тут, пожалуй, соглашусь. Наверное, небольшое упущение со стороны Светланы тут тоже были — надо было более жесткие переговоры вести. Мы постоянно, условно, ездим и просим, а в данном случае необходимо было требовать определенных санкций, действий со стороны. И в принципе, это было вполне законно, так как защите суверенитета каждой страны — это основная обязанность страны. А учитывая, что в нашей стране происходит, то мы понимаем, что все те страны, которые сейчас находятся с нами в соседстве, они тоже находятся в определенной ”зоне риска”. Соответственно, необходимо санкций экономических, санкций касаемо наших приближенных бизнесменов и предприятий в том числе. То есть, здесь надо быть немного жестче и настойчивее. В принципе, я думаю, что все можно еще сделать, просто не хотелось бы это затягивать, можно было бы это сделать в первые самые месяцы, как только начался протест.

P.S. В настоящее время Александра Герасименя выставила на аукцион свою золотую медаль чемпионата мира по плаванию. Посмотреть лот на ebay можно здесь. Все средства она обещает направить в Белорусский фонд спортивной солидарности (БФСС), который многократная чемпионка мира и Европы создала для поддержки спортсменов Беларуси, пострадавших за свою гражданскую позицию.