"Несмотря на острые прогрессирующие боли сначала в спине, потом правой ноге, а теперь и с онемением части левой ноги, я медпомощи так и не получил. Лекарства мне не передают. Врача ко мне не пускают. И черт бы с ней, с правой ногой, Александр Александрович! Обошелся бы я как-нибудь и одной. Но вот двух ног мне лишаться не хочется. Несправедливо это будет: у всех по две, а у меня ни одной", — пишет Навальный в Instagram.

"А с учетом того, что не так давно сотрудники ФСБ пытались убить меня химическим оружием, но государственная медицина объявила это ”нарушением обмена веществ”, меня, как говорится, терзают смутные сомнения относительно причин болезни и перспектив выздоровления", — продолжает он.

"Поэтому я требую допустить ко мне врача, а пока этого не произошло, я объявляю голодовку", — пишет он в конце.

Глава региональных штабов политика Леонид Волков уточнил, что Навальный не будет придерживаться так называемой сухой голодовки, то есть продолжит пить воду.

Навальный пообещал держать голодовку, пока к нему не допустят врача. Политик обнародовал заявление на имя начальника ИК-2 в городе Покров Владимирской области Александра Муханова (именно там оппозиционер отбывает срок по делу ”Ив Роше”). В заявлении говорится, что Навальный почувствовал острые прогрессирующие боли сначала в спине, потом в правой ноге, а теперь у него началось онемение части левой ноги — и несмотря на все это, он не получил необходимой медицинской помощи.

Управление ФСИН по Владимирской области заявило, что Навальный получает всю необходимую медицинскую помощь ”в соответствии с его текущими медицинскими показаниями”. Владимирский правозащитник Валерий Горбунов сказал ”Открытым медиа”, что прежде добиться чего-либо голодовками в местных колониях было невозможно. Горбунов добавил, что ”с голоду никому умереть не дадут”. ”Насильно будут заливать, колоть витаминами, хоть какую голодовку объявляй”, — сказал правозащитник.

Навальный впервые в жизни объявил голодовку. Он всегда считал это крайней мерой, заявили ”Открытым медиа” Леонид Волков и директор ФБК Иван Жданов. Это подчеркивают и другие соратники Навального. ”Много раз, когда голодали другие, Алексей говорил, что не может себе представить, что сам на такое пойдет. Называл это радикальным политическим жестом, который можно совершать, только когда готов идти до конца. Такой момент для него очевидно настал”, — написала в твиттере глава отдела расследований ФБК Мария Певчих.

Навальный рассказал об ухудшении состояния здоровья в начале прошлой недели. Он рассказал о болях в спине и ноге; о том, что ему сделали МРТ, но не объявили диагноз — а также о том, что ему не дают лекарств. Еще политик сообщил, что его ”пытают бессонницей”: по его словам, из-за статуса ”склонного к побегу” по ночам его каждый час будят для проверки. Кроме того, Навальный рассказал, что за первые две недели в колонии получил шесть выговоров. ФСИН назвала состояние оппозиционера ”стабильным, удовлетворительным”. Ведомство подтвердило вынесение выговоров Навальному, а жалобы на ”пытку бессонницей”, отвергло, заявив, что сотрудники ИК-2 ”неукоснительно соблюдают право всех осужденных на непрерывный восьмичасовой сон”.

Навального посетили члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Владимирской области. Но это ни на что не повлияло. После поездки в колонию к Навальному члены ОНК рассказали, что политик просил лишь помочь ему получить ”Диклофенак”. Навальный передал, что на самом деле предъявил комиссии ”кучу жалоб”, и назвал членов ОНК ”сборищем жуликов и лжецов”. Замглавы ОНК Владимир Григорян в ответ обвинил Навального в ”симуляции”.

И в России, и за рубежом обеспокоены состоянием Навального. Заявления с требованием освободить политика или оказать ему медицинскую помощь выпустили российские врачи, журналисты и деятели культуры, международная правозащитная организация Amnesty International, а также министерства иностранных дел США и Великобритании. 30 марта канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон попросили президента России Владимира Путина ”сохранить здоровье” Навального.

Кремль об этой просьбе не упомянул, сообщив лишь, что ”в связи с поднятым партнерами вопросом об А. Навальном были даны соответствующие разъяснения объективных обстоятельств дела”.