"Право пригласить специалиста для осмотра и консультации есть у каждого осужденного. Даже у меня, хоть я и невиновен. Поэтому я требую допустить ко мне врача, а пока этого не произошло, объявляю голодовку", — говорится в "Твиттере" Навального.

Ранее заключенный оппозиционер жаловался на резкое ухудшение здоровья.

"Вместо медицинской помощи у меня пытка лишением сна (будят 8 раз за ночь), и администрация, подговаривающая зэков-активистов (aka "козлы") запугивать рядовых зэков, чтобы те не убирались вокруг моей кровати", — заявил Навальный.

Навальный написал заявление начальнику ИК-2 в Покрове Владимирской области Александру Муханову, в котором пожаловался на недопуск врача и уведомил о голодовке. Текст заявления политика опубликован в его "Инстаграме".

"Несмотря на острые прогрессирующие боли сначала в спине, потом правой ноге, а теперь с онемением части левой ноги, я медицинской помощи так и не получил", — написал Навальный.

В управлении ФСИН по Владимирской области заявили, что оказывают Навальному всю необходимую помощь "в соответствии с его текущими медицинскими показаниями".

В сообщении ведомства говорится, что сотрудники колонии неукоснительно соблюдают право всех осужденных на непрерывный восьмичасовой сон. "В ночное время в соответствии с требованиями законодательства сотрудники совершают обход жилых помещений и проводят визуальную проверку наличия осужденных на спальных местах. Данные меры не препятствуют отдыху осужденных", — заявили в УФСИН.

Там также сообщили, что Навальному объявили выговоры за нарушения. "За неоднократные нарушения, связанные с отказом осужденного выполнять обязанности дежурного по камере, за нарушение установленной формы одежды, несоблюдение распорядка дня А. Навальному комиссией учреждения вынесены выговоры", — говорится в сообщении. Ранее об этих выговорах рассказывал сам Навальный.

Ухудшение состояния Навального

О том, что у Навального в заключении ухудшилось здоровье, его соратники рассказали неделю назад. По словам адвокатов политика, он испытывает сильные боли в спине и не может наступить на ногу.

Как рассказала Би-би-си на прошлой неделе адвокат Навального Ольга Михайлова, 19 марта к нему приезжал невролог из УФСИН, но ни диагноза, ни лечения он так и не получил, с 22 марта ему только стали давать по две таблетки ибупрофена.

Ранее адвокаты посещали Навального в колонии ежедневно, но 24 марта их впервые не пустили. "К нам вышли и сказали, что рабочий день закончился и мы к нему сегодня не попадем. Сослались на режимные мероприятия и живую очередь, в которой было всего два адвоката", — рассказывала тогда Михайлова.

Утром на следующий день состояние Навального прокомментировали во ФСИН. В пресс-бюро управления ведомства по Владимирской области сообщили, что тюремные медики оценивают состояние оппозиционера как "стабильное, удовлетворительное".

В тот же день, 25 марта, адвокатам все же удалось попасть к Навальному. По итогам визита они заявили, что политик находится "в крайне неблагополучном" состоянии.

"Он испытывает сильные боли в спине, в правой ноге. Голень у него отнимается, нога недееспособна, то есть одна нога у него практически не действует, то есть он не может присесть на нее, ничего. Правая нога в ужасном состоянии на самом деле", — рассказывала Михайлова "Дождю".

Она пожаловалась, что адвокаты и сам Навальный писали ходатайства, чтобы его разрешили обследовать гражданскому врачу, однако эти ходатайства остались без рассмотрения. Лекарство, которое ему дистанционно назначил врач и которое адвокаты каждый раз привозят с собой, в колонии не берут, добавила Михайлова.

Как обстоят дела с медпомощью в ИК-2

Корреспондент Би-би-си Наталия Зотова:
В ИК-2 есть санчасть с двумя фельдшерами, рассказал Би-би-си организатор "Русских маршей" и участник протестных акций Дмитрий Демушкин. Он находился в колонии с 2017-го по 2019 год за публикации в соцсетях (в них нашли экстремизм).

Он вспоминает, что в ИК-2 водить заключенных в медпункт негласно запрещено: "На жалобы не реагируют, если не случается сильного кризиса: если заключенный не падает, не теряет сознание". При этом там работают только фельдшеры, врача нет, и помощь, которую они могут оказать, очень ограничена.

В острой ситуации заключенного могут отвезти в гражданскую больницу в Покров или в тюремную — она одна на весь регион и находится на территории ИК-3 — колонии строгого режима во Владимире. Но и туда попасть непросто.

В колонии самому Демушкину понадобилась медицинская помощь. Еще до приезда туда у него воспалялось колено, из сустава откачивали жидкость, делали уколы антибиотиков. Но когда колено снова дало о себе знать — уже в колонии, — такой помощи ему не оказали, рассказал он.

Когда колено распухло втрое от его обычного размера, начальство колонии все-таки разрешило Демушкину сходить в медпункт. Но там мало чем помогли: сделали укол анальгина и дали пять таблеток противовоспалительного — диклофенака.

В колонии не согласились ни отвезти Демушкина в гражданскую больницу, ни принять лекарства от родственников. А в тюремной больнице, как объяснили заключенному, вообще нет хирурга — значит, там ему помочь и вовсе не могут.

Воспаление и высокая температура держались полгода, рассказал Демушкин. В столовую его сначала носили другие заключенные. Потом ему разрешили использовать костыли, а также проходить утреннюю поверку в бараке, не стоя в строю на улице, как все остальные осужденные. Даже такие маленькие поблажки — редкость, уверен оппозиционер: это случилось только потому, что он считался в колонии "политическим", а значит, был на особом счету.

Константин Котов, отправленный в ИК-2 осенью 2019 года, помнит, как других заключенных иногда возили в тюремную больницу во Владимире — например, на плановую операцию. Но по более "мелким" поводам — таким, как зубная боль — заключенных никуда не везут. Стоматолога же в колонии нет, то есть люди просто мучаются от зубной боли, вспоминает Константин.

Сам Котов подцепил в колонии кожное заболевание. На то, чтобы получить помощь, у него ушло несколько месяцев: после потока заявлений и жалоб со стороны Котова и его адвокатов ему все-таки разрешили пригласить врача "с воли", а потом и передать лекарства, которые тот назначил. Это исключение из правил было сделано, поскольку Котов тоже "политический", уверен он. Ни к кому больше врачи не приходили, да и лекарства от родственников берут со скрипом: "Якобы ими медчасть должна быть обеспечена. Они скрывают, что там их нет, всеми силами пытаются не признавать этого факта".

Навальный — тоже "политический", значит, шансов получить помощь — больше, чем у других осужденных, уверены и Демушкин, и Котов.

"В случае его смерти или инвалидности это будет очень некрасиво выглядеть, ФСИН не берет на себя никакой ответственности, — рассуждает Демушкин. — Но режим они под него не переделают, а режим — это ломка". Он вспоминает, что боль в ногах или спине — это норма для заключенных ИК-2, а в первые недели у всех сильно опухают ноги.

Все актуальные новости от RusDelfi можно прочитать в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.