— Скажите, вас не шокировал ответ Байдена? Он был довольно жёстким, в дипломатии редко случаются такие реплики.

— Нужно отметить, что Байден иногда говорит как человек из рабочего класса. Он может говорить так же и о господине Путине. Поэтому я этому не удивился.

— Как вы думаете, на какую реакцию он рассчитывал, было ли это провокационное высказывание, которое должно каким-то образом расшевелить отношения Соединённых Штатов и России?

— На мой взгляд, он об этом вообще не думал до того, как высказался. Скорее, это была реакция на тот момент, когда ему задали вопрос. Но я добавил бы одно: нужно помнить, что уже за несколько месяцев до того, как он стал президентом, он говорил о том, что, если бы Россия вмешивалась в наши выборы, он бы принял меры против неё. Но пока он этого не сделал. Возможно, он так резко высказался потому, что его критиковали за бездействие, и он хотел ответить на такую критику.

— Только что пришла новость, что Белый дом в отношениях с Россией не будет полагаться лишь на санкции. Что имеется в виду?

— Это тоже ответ на критику. Можно принять и другие меры, но на данный момент я не могу представить, какие.

— Сегодня российский лидер и российские политики по-разному, очень снисходительно и иронично отзывались о господине Байдене, о его здоровье, о его возрасте. Что называется, троллили. Как вы оцениваете реакцию России в этой ситуации?

— Я был только немного удивлён ответом Путина, потому что он употребил выражение, которое употребляют школьники, когда воюют друг с другом. Можно сказать, что это не был настоящий ответ ”сверху”.

— Российские депутаты много иронизируют по поводу деменции господина Байдена. Существует ли такого рода дискуссия и в Америке?

— Да. Но я сказал бы, что, когда люди начинают говорить об этом и здесь, в Америке, и там, в России, это сатира. Конечно, господин Байден довольно стар, люди любят шутить об этом, и это пример резких шуток.

— Многие российские эксперты были удивлены, что российская сторона решила не эскалировать конфликт, то есть кроме шуток ничего жёсткого сказано не было. Как вы считаете, почему?

— На мой взгляд, она не хочет ещё одной конфронтации с Америкой, но, конечно, им нужно было что-то ответить и ответить так, чтобы не вызвать ответную реакцию американской стороны.

— Чего больше всего боится российская сторона? Потенциального усложнения отношений с Соединёнными Штатами? Отключение SWIFT? Как это обсуждается с американской точки зрения?

— Даже я не сторонник использования SWIFT. Но санкции вообще, на мой взгляд, нужны. Санкции против продолжения кремлёвской войны в Донбассе были бы положительным шагом со стороны Америки и Европы.

— Вы считаете, что санкции эффективны? Они впечатляют российскую сторону? Потому что в России любят говорить, что какие бы санкции не накладывались, всё равно у нас тут никто не прогибается.

— Санкции очень эффективны, потому что речь идёт не только о том, что российские офицеры ещё воюют в Донбассе, а о том, что Россия платит настоящую цену за свою агрессию в Украине. По данным МВФ, санкции стоят российской экономике 1-1,5% ВВП в год. И если это длится несколько лет, это большие деньги, поэтому в результате санкций Россия имеет меньше ресурсов для ведения агрессивной политики. На мой взгляд, это работает в интересах всех стран, которые сейчас находятся под угрозой российской агрессии.

Все актуальные новости от RusDelfi можно прочитать в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.