Несколько недель назад я, являясь членом Рийгикогу, в письменной форме отправил министру образования Лийне Керсна вопрос, в котором просил уточнить политику правительства в отношении школ с русским языком обучения в Эстонии. В ответе министра образования черным по белому написано, что политикой правительства является переход обучения на эстонский язык, более точная программа появится осенью. Создается впечатление, что о точных сроках до муниципальных выборов говорить не хотят.

Вопрос о будущем русских школ непосредственно затрагивает тысячи семей, их детей и будущее этих детей. Также он затрагивает работников школ и детских садов с русским языком обучения: учителей, директоров, школьный коллектив. В еще более широком смысле он затрагивает идентичность русских по национальности людей и их роль в эстонском обществе.

Все люди Эстонии достойны того, чтобы государство было с ними честным. Если правительство решило, что скоро произойдет полный переход обучения на эстонский язык, то людям нужно сказать об этом откровенно.

В вопросе о русских школах было много противоречивых и запутанных сообщений и сигналов.

Например, выпускаемое городом Таллинном издание ”Столица” после формирования нового правительства, состоящего из Центристской партии и Партии реформ, большими буквами опубликовало на первой полосе заголовок, который гласил, что Центристская партия в очередной раз предотвратила закрытие русских школ. В системе Таллинна ”Столица” играет ту же роль, которую когда-то играла ”Правда” в Советском Союзе — в ней публикуется официальная позиция Центристской партии по важным политическим вопросам.

В то же время, например, премьер-министр от Партии реформ Кая Каллас в интервью ”Актуальной камере” назвала полный переход школьного образования на эстонский язык обучения важнейшим приоритетом своего правительства. Заместитель председателя Партии реформ Юрген Лиги подчеркнул, что в рамках коалиционных переговоров договорились об обучении на эстонском языке, а не обучении эстонскому языку.

Не может же у правительства быть две политики в отношении русских школ. Поскольку политику правительства в области образования осуществляют министр образования и Министерство образования, то важнее всего как раз то, как истолковывают коалиционное соглашение в Министерстве образования.

В конечном итоге сейчас передо мной лежит черным по белому написанный документ, на котором стоит подпись министра образования Лийны Керсна и который содержит ответ на то, какой позиции в отношении русских школ на самом деле придерживается правительство во главе с Центристской партией и Партией реформ. Каждый житель Эстонии может ознакомиться с оригиналом документа на сайте Рийгикогу. Прямая ссылка — ЗДЕСЬ (там можно скачать документ на эстонском языке — прим. RusDelfi).

Чтобы никто не смог обвинить меня в распространении ложной информации, я точно процитирую свой вопрос и ответ министра образования:

Мой вопрос:

1. Будучи министром образования, работаете ли Вы во имя повышения качества эстонского обучения в школах с русским языком обучения или же во имя полного перехода образования на эстонский язык обучения, или Вы придерживаетесь двух целей?

Министр образования Лийна Керсна:

”В законопроекте программы развития эстонского языка на 2021–2035 годы поставлена ​​цель перевести школьное образование преимущественно на эстонский язык обучения, это означает, что обучение в финансируемых государством и местными самоуправлениями школах и детских садах будет проходить на эстонском языке”.

Немного позднее в тексте министр уточнила свой ответ следующим образом:

”Внедрение образования на эстонском языке будет происходить постепенно, начиная с детских садов и двигаясь к более высоким уровням образования […] Осенью этого года будет разработана программа действий образования на эстонском языке, на основе которой будут приняты дальнейшие меры”.

Возможно ли, что министр образования Лийна Керсна (но также и премьер-министр Кая Каллас, Юрген Лиги и др.) просто неправильно поняли и на самом деле было оговорено что-то иное? Не думаю, что это вероятно.

Скорее всего, переговорщики от Центристской партии пошли на значительные уступки русским школам и договорились, что образование перейдет на эстонский язык обучения, но до муниципальных выборов содержание этого плана не будет обсуждаться подробно. Если голоса будут получены, будут установлены и сроки.

Меня часто обвиняли в том, что я очень критически отношусь к Центристской партии. На самом деле я отношусь к Центристской партии ровно так же, как и ко всем другим партиям Эстонии. Абсолютно все партии и их представители должны быть честными. И если они лгут, и это можно подтвердить, то на это совершенно точно нужно обратить внимание.

Если Центристская партия перед выборами обещала не создавать правительство с политиками Консервативной народной партии Эстонии, называющими русский народ ”паразитирующими тиблами”, отрицающими Холокост и оправдывающими Гитлера, то, конечно, я был и буду очень критически относиться к тому, что партия не сдерживает своих обещаний перед избирателями.

Если перед выборами обещали поднять пенсию на 100 евро и после этого повысили на пару десятков евро, то, конечно, я буду критичен и в этом отношении.

Разумеется, нужно быть критичным и в отношении того, что русским людям говорят одно (русские школы останутся), а на самом деле в правительстве обсуждается совершенно другая политика, более того, ее еще и скрывают, потому что хотят получить голоса от русского населения на муниципальных выборах.

Редакция может не разделять мнение автора.