Да, у нас есть Керсти Кальюлайд. Однако следует напомнить, что сама Кальюлайд не прилагала усилий, чтобы получить пост президента. Ее имя возникло в 2016 году, когда ни государство, ни коллегия выборщиков не смогли определиться с кандидатурой, и выборы вернулись в парламент, где партии и согласились на Кальюлайд.

У ближайших соседей, финнов и латышей, женщины-президенты появились раньше, чем у нас. Женщины-премьеры тоже. Все знают нынешнего премьер-министра Финляндии Санну Марин, но, возможно, помнят и Мари Кивиниеми, Аннели Яаттеэнмяки и Лаймдоту Страуюму. Теперь, наконец, у женщин Эстонии есть своя политическая икона — представительница исполнительной власти, глядя на которую, они могут сказать себе: я тоже могу и способна.

По договоренности с редакцией "Эстонского экспресса" статья публикуется на платной основе.

Для дальнейшего чтения:
1.99 Купи статью мобильным платежом в один клик