Выступая на заседании Госдумы РФ 10 февраля, её вице-спикер Пётр Толстой обрушился с критикой на сторонников оппозиционера Алексея Навального. Заявив, что всё это стратегия Запада, и назвав тех, кто её продвигает, ”предателями Родины” и ”интернет-власовцами”, Толстой прокомментировал акцию с фонариками, запланированную Леонидом Волковым:

”Призывы светить фонариками в темноте на самом деле это не милая акция про любовь. Это не просто попытка мобилизации молодёжи. Это такая цветная технология Шарпа. И вообще, это калька с действий перебежчиков-коллаборационистов во время блокады Ленинграда, когда они фонариками подсвечивали цели немецкой авиации”.

Высказывание Толстого почти сразу начали комментировать историки. Так, в эфире телеканала ”Дождь” историк Лев Лурье заявил, что рассказ Толстого о перебежчиках, подсвечивающих важные объекты в городе для немецких бомбардировщиков, — это городская легенда, описанная в романе Германа Матвеева ”Тарантул”, а в реальности такого не происходило.

Действительно, одна из повестей советской послевоенной трилогии ”Тарантул” использует этот сюжет. Действие повести ”Зелёные цепочки” происходит в блокадном Ленинграде 1941 года, и во время одного из артиллерийских налётов в небо взмывают зелёные ракеты: ими вражеские пособники подсвечивают цели для бомбёжек.

Повесть позже экранизировали — в 1970 году одноимённый фильм вышел на советские экраны и стал популярен среди детей.

На самом деле страхи, что кто-то может использовать свет для помощи немецкой артиллерии, появились ещё в самом блокадном Ленинграде, рассказал в интервью ”Фонтанке” историк блокады Никита Ломагин. По его словам, органы государственной безопасности, партийные органы и комсомольский актив в сентябре 1941 года устраивали в превентивном порядке облавы.

”Искали тех, кто мог сигнализировать ракетами. Световыми ракетами! Ни о каких фонариках речи не шло никогда. Предполагалось, что могут сигнализировать немецким самолётам ракетами”, — говорит Ломагин.

По его словам, ни одного ”ракетчика” властям поймать не удалось. Кроме того, архивные материалы немецкой разведки показывают, что в подобной помощи немцы не нуждались.

”Есть архивные материалы немецкой разведки. И политической, и военной разведки. Так вот, у немцев не было никакой потребности в сентябре-месяце и тем более позже заниматься подобного рода действиями, поскольку мы с вами знаем, что у немцев была очень хорошо развита аэрофотосъёмка”, — объясняет историк.

Ломагин добавляет, что захватчики фактически уже знали расположение важных объектов, у них были карты ленинградских предприятий и пр.

Таким образом, никаких доказательств, что коллаборационисты помогали таким образом немецким бомбардировщикам, нет.

”Да, была фобия у властей Ленинграда, — добавляет Ломагин. — Но в реальной жизни такого не было”.