В субботу вечером на сайте Явлинского была опубликована статья "Без путинизма и популизма. О смыслах текущей политики", вызвавшая бурное обсуждение в соцсетях. В понедельник представитель основателя "Яблока" сказал Би-би-си, что Явлинскому нечего добавить к сказанному.

В четверг вечером Явлинский дал интервью радио "Эхо Москвы".

Что сказал Явлинский

Разговор вел главный редактор "Эха" Алексей Венедиктов. Он начал с самой распространенной претензии к Явлинскому: "Навальный находится в тюрьме и не может ответить". "Почему сейчас?" — спросил Венедиктов.

"Потому что эта статья не о нем и в этой статье я его ни о чем не спрашиваю", — начал отвечать Явлинский. После этого он по бумаге (эфир транслировали в YouTube) зачитал слова соратника Навального Леонида Волкова о том, что были неизбежны массовые задержания и аресты — чтобы привлечь максимальное внимание и заручиться максимальной поддержкой.

"Это Леонид Волков", — напомнил Венедиктов. "Но цитата начинается со слов "Я получил указания от Алексея Навального…" — парировал основатель "Яблока".

"Я не обсуждаю личность Алексея. Я обсуждаю политику", — настаивал Явлинский. По его словам, Навальный стал центральной фигурой в этой политике, а протесты в его поддержку привели к возбуждению 90 уголовных дел. "И что — все должны молчать?" — воскликнул он.
Явлинский еще раз повторил, что к делу Навального и суду его статья "никакого отношения не имеет". А затем рассказал, что старался помогать арестованным, в том числе оказавшимся в спецприемнике "Сахарово". "Судьба этих людей гораздо важнее", — заявил основатель "Яблока".

Когда Венедиктов попытался вернуть его к теме суда над Навальным и отравлении, Явлинский попросил прочитать в своей статье раздел, который называется "Террор", в котором осуждается покушение. "Впервые заявлена тема эскадронов смерти!" — воскликнул он, пообещав и требовать расследования.

"Навальный должен быть освобожден?" — спросил главред "Эха". Явлинский сказал, что события, происходящие с Навальным, не имеют ничего общего с правом. Но тут же повернул эту тему в другую сторону: "60 раз не являлся отметиться [в инспекции]? Шесть? У нас [в "Яблоке"] Евгений Витишко не отметился один раз — и ему дали два года. А он [Навальный] еще и за границу ездил!"

На вопрос, не намекает ли он на связь Навального с властью, Явлинский ответил: "Я не разбираюсь в башнях Кремля! Я говорю искренне!" На вопрос, не является ли само "Яблоко" частью кремлевского пасьянса, ответил, что и "Эхо" — тоже его часть. На вопрос, который Венедиктов повторил в третий раз, "не скребет" ли у Явлинского от того, что Навальный сидит за решеткой в момент выхода "очень жесткой статьи", Явлинский ответил: "Нет, не скребет!"
"Я считаю, что все сделано, к сожалению, правильно. Меня скребет то, что в стране происходит", — пояснил он. Может быть дело в том, что Навальный — политический конкурент? "Алексей Навальный не участвует в выборах! Не отбирает никакие голоса!" — ответил этот вопрос Явлинский.

В перерыве (трансляция YouTube продолжалось), главный редактор "Эха Москвы" спросил о еще одной версии — что статья Явлинского была инспирирована Кремлем. Явлинский назвал это "глупостями" и "чепухой". "Я считаю, что должен был написать эту статью", — сказал он.
При этом он выразил сожаление, если кого-то "задел этой статьей" и "кому-то сделал неприятно", поскольку публикация была направлена не против тех, кто вышел на улицу протестовать, а тем, кто являются "затейниками этого всего".

По словам Явлинского, коррупция, с которой борются соратники Навального, в истории служила переходным звеном от национализма к национал-социализму. "Я посчитал себя обязанным сказать об этом, — пояснил он. — Граждане, это очень опасное направление, оно тупиковое".

Как развивался скандал

В своей статье Явлинский обвинил Навального, который после возвращения в Россию был заключен в СИЗО "Матросская тишина", в популизме, национализме и вождизме.

По мнению Явлинского, "главный общественно значимый эффект, на который ориентирована стилистика "разоблачительных" фильмов Навального, — это разжигание примитивной социальной розни". "Разжигание классового популизма в России, провоцирование столкновения бедных и богатых ни к чему хорошему не приведет", — написал он.

Кроме того, Явлинский упрекнул Навального и его окружение в том, что их "не волнуют поломанные судьбы граждан, которые по их призыву вышли на несанкционированные акции и оказались за решеткой".

"Поддерживать или не поддерживать Навального как политика, каждый решает сам. Но надо понимать: демократическая Россия, уважение к человеку, свобода, жизнь без страха и без репрессий несовместимы с политикой Навального", — заявил Явлинский.

Статья Явлинского вызвала негативную реакцию среди пользователей "Фейсбука" и "Твиттера". Главное, в чем обвинили Явлинского в соцсетях, — это несвоевременность нападок на Навального, который находится в СИЗО. Многих также смутила фраза о "странным отравлении" оппозиционера.

Дословно она звучала так: "Тот огромный шум, что поднялся в мире после отравления Навального, конечно, был связан не с ним самим, а с очередным подозрением в использовании Россией боевых отравляющих веществ. Этого, естественно, на Западе очень боятся, поэтому и разыграли шумное шоу с подвернувшимся под руку странным отравлением. Такую реакцию вполне можно понять в контексте новой холодной войны, которую, безусловно, спровоцировала Россия и лично Путин. И здесь важно напомнить об убийстве в 2015 году Бориса Немцова. Как политическая фигура Немцов был значительно крупнее Навального, однако на Западе это сочли внутренним делом России и подобных сегодняшним журналистских расследований не проводилось".

Одни критики Явлинского заподозрили его в отработке кремлевской повестки, другие предположили, что основатель "Яблока" хочет набрать политический вес, ругая конкурента в борьбе за симпатии либерально настроенных граждан.

В "Яблоке" после выхода статьи заявили, что в партии разделились мнения по поводу публикации Явлинского о Навальном, но предпосылок для раскола в ней нет.

Наиболее развернуто Явлинскому ответил лидер псковского отделения "Яблока" Лев Шлосберг, который в прошлом году претендовал на пост председателя партии. Он даже сопроводил свою статью эпиграфом. Если Явлинский цитировал философа Мераба Мамардашвили, то Шлосберг — Анну Ахматову: "Я была тогда с моим народом, там, где мой народ, к несчастью, был".

Шлосберг назвал публикацию Явлинского "самым резонансным событием в российской политической жизни, касающимся партии "Яблоко", за многие годы", и обратил внимание на то, что никто из руководства партии не знал о выходе этой статьи в свет.

"Речь о жизни и смерти гражданина России, политика Алексея Навального, отравление которого является не "странным", а страшным, а его смелое (при любых мотивах) возвращение в Россию вернуло в нашу страну публичную политику с ее главным требованием — свободы", — написал Шлосберг.

Другие члены партии обратили внимание, что вне зависимости от позиции Явлинского "Яблоко" требовало освобождения Навального.

Петербургский депутат-яблочник Борис Вишневский в свою очередь заявил о "травле Явлинского за его мнение". По его словам, обвинять Явлинского в том, что он действует по заказу Кремля, — "это чудовищная ложь", ведь большая часть статьи "посвящена резкой критике Путина и его режима, а отравление Навального он открыто называет примером государственного террора".

Зампред "Яблока" Сергей Иваненко говорил, что в партии в настоящее время существуют "оттенки во мнении", однако по ключевым вопросам члены партии солидарны.
В четверг за несколько часов до интервью "Эху Москвы" федеральное бюро партии "Яблоко" большинством голосов приняло заявление, в котором поддержало Явлинского (заявление на рассмотрение внес нынешний председатель партии Николай Рыбаков).

"Мы с уважением относимся к людям, вышедшим на мирный протест из-за возмущения репрессиями и усталости от несменяемого правления Путина, — говорится в заявлении бюро. — Реальная смена власти — это не замена одного вождя на другого, а создание политической системы, в которой вождя нет. Мы считаем категорически недопустимым силовое подавление мирных протестов. Но для нас также неприемлемо использование людей как расходного материала, когда массовые задержания и аресты на акциях протеста являются лишь средством, как признают сами организаторы, "максимального привлечения общественного внимания".