Уже шесть месяцев Беларусь живет в условиях политического кризиса. Недовольные официальными результатами президентских выборов тысячи белорусов вышли на улицы 9 августа 2020 года и, несмотря на насилие, жестокость и репрессии со стороны властей, до сих пор продолжают требовать отставки Александра Лукашенко и проведения новых выборов.

За эти полгода в многочисленных маршах протеста приняли участие сотни тысяч человек. Однако масштабное гражданское сопротивление, западные санкции и делегитимизация Александра Лукашенко за пределами Беларуси и в значительной мере внутри страны так и не привели к желаемому результату. Каковы главные итоги полугодового протеста и означает ли отсутствие победы их участников их же поражение — у DW.

Протесты в Беларуси — мирно, масштабно, децентрализовано, но без победы


Новейшая белорусская история ранее не знала столь продолжительной и масштабной кампании протеста. За последние полгода он затронул практически все слои населения — на акции выходили женщины, студенты, пенсионеры, медики, учителя, айтишники. Причем как в традиционно политически активном Минске, так и в небольших городах Беларуси.

Беспрецедентное насилие со стороны силовиков во время первых "трех ночей террора" — так называют события 9-12 августа протестующие — не изменило мирного характера протестного движения, но добавило к требованиям демонстрантов, выступающих против шестого президентского срока Александра Лукашенко, еще одно — прекратить насилие и освободить политзаключенных.

Еще одна особенность белорусского протеста — отсутствие лидеров, которое не мешало людям по воскресеньям практически до наступления холодов выходить на мирные марши. Вскоре после выборов экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская, ставшая символом протеста, была вынуждена покинуть страну, уполномочив вести переговоры с властями Координационный совет (КС). В ответ власти возбудил против членов основного состава КС несколько уголовных дел — сейчас его лидеры либо в тюрьме, либо за границей.

Усилия демонстрантов, без устали скандировавших "Уходи!", спустя шесть месяцев протестов к успеху так и не привели. К концу 2020 года их массовость упала, формат изменился, акцент делается на акциях по месту жительства."Политический результат не достигнут: протестующие не победили, власть осталась той же. Но демонстранты продемонстрировали многочисленные примеры смелости, способности к организации, мобилизации и самопожертвования", — отмечает политический аналитик из Sense Analytics Артем Шрайбман.

Успехи оппозиции: делегитимизация Лукашенко, санкции и Минск без ЧМ по хоккею


Однако власти, по мнению Шрайбмана, за прошедшие месяцев сильнее не стали, хоть и продолжают демонстрировать жесткость: "По факту протесты очень сильно подточили как экономический, так и политический потенциал страны. Внутренняя и международная легитимность подорваны и этот процесс продолжается".

На делегитимизацию Лукашенко и всех белорусских властей усиленно работает белорусская оппозиция, оказавшаяся за рубежом — офис Светланы Тихановской в Вильнюсе, Координационный совет оппозиции и Народное антикризисное управление (НАУ) Павла Латушко в Варшаве. Их деятельность явно поспособствовала отказу ЕС признавать Александра Лукашенко президентом, принятию трех пакетов европейских санкций против Минска (а также санкций со стороны других западных государств) и лишению Беларуси права проведения чемпионата мира по хоккею 2021 года.

"Была оказана поддержка гражданскому обществу и репрессированным белорусам. Кроме ЧМ по хоккею также был отменены все программы помощи ЕС, средства от которых должны были идти в руки Лукашенко, кормить силовиков и его пособников. Мы также добились запуска механизмов международного правосудия — инициированы уголовные процессы в рамках универсальной юрисдикции в странах-соседях и подготовлен инструмент для международного расследования нарушений прав человека", — перечисляет успехи демократических сил один из советников Тихановской Франак Вечорка.

Кроме того, одним из самых значимых итогов протестов Вечорка называет изменение состояния белорусского общества: развитие инициатив местного самоуправления и укрепление солидарности. "Люди получили стимул для борьбы за свои права. Они показали, что их большинство, и почувствовали вкус свободы", — пояснил советник.

В стане властей нет раскола, и репрессии не прекращаются


Но несмотря на широкое общественное недовольство, властям удалось не допустить массовых забастовок на предприятиях, к которым призывала оппозиция, а к зиме из-за изменения погоды, второй волны COVID-19 и продолжения репрессий белорусский протест потерял массовость, перейдя в форму локальных акций.

Затишье на улицах дало возможность руководству Беларуси перейти в наступление. Количество политзаключенных в Беларуси, по данным правозащитников, выросло до 227 человек, появились новые уголовные дела против журналистов и участников протестных акций, прошли первые процессы по делам задержанных во время митингов и шествий. Всего за полгода протестов в Беларуси было задержано около 33 тысяч человек.

Кроме того, власти стали подводить законодательную базу под уже существующую репрессивную практику: новый Кодекс об административных правонарушениях ужесточает наказания за участие в акциях протестах и предусматривает ответственность за использование незарегистрированной символики — например, за вывешивание флага на балконе. При этом исторический бело-красно-белый флаг — один из зримых символов протеста — Генпрокуратура готовится признать экстремистским символом.

Белорусский режим смог сохранить внутреннюю консолидацию, лояльность силовиков и лиц, принимающих решения, констатирует Артем Шрайбман: "Сам факт удержания власти Лукашенко вопреки беспрецедентным протестам — это достижение, ведь он попал в графу исключений. Считалось, что выход 3,5% населения на улицы означает конец режима — оказалось, что это не так". Помимо этого, в активе Лукашенко политическая и финансовая поддержка со стороны России. "Но это коварное достижение в том смысле, что ставит Минск в серьезную одностороннюю зависимость. Теперь у России карт-бланш — это уже проявилось во время подписания газовых и нефтяных соглашения на условиях Москвы", — указывает Шрайбман.

Связь ухудшения ситуации в экономике из-за протестов признают и сами белорусские власти. "Справимся с экономикой — никакие протесты нам не страшны. Походят, походят, как сейчас — если походят. Не перейдут красную черту — будут ходить. Перейдут — получат. Все мы это переживем. Надо, чтобы была экономика", — подчеркивал Лукашенко в конце декабря.

Оппозиция намерена возобновить акции протеста весной


Белорусский протест за эти полгода, очевидно, не добился заявленной цели, однако наблюдатели утверждают, что вопрос с ним не закрыт. Аналитик Шрайбман полагает, что демонстранты не победили, потому что продолжают говорить с властью на разных языках — ненасилия и насилия: "В Украине и Кыргызстане обе стороны применили насилии, и своим числом протестующие смели власть. В Армении, наоборот, все говорили на языке ненасилия, и народ тоже добился результата". В Беларуси, несмотря на жесткие действия властей, их оппоненты так и не перешли в ответ массово к насилию, а значит, протестующие могут рассчитывать только на моральное давление и состязание в выносливости, отмечает эксперт.

Сегодняшняя политическая ситуация в Беларуси, по выражению Франака Вечорка, представляет собой продолжение войны в виде окопного противостояния: "Каждый занял какую-то траншею, сидит в яме и ожидает какого-то движения или действия противника. Но ни у кого нет достаточного ресурса и потенциала чтобы переломить ситуацию".

Провластный аналитик Александр Шпаковский, говоря о будущем протеста, в интервью изданию "Млын" сообщил, что сейчас у оппозиции все меньше надежд на внутренние силы, и все больше — на внешние. "Если будет вторая волна протестов, здесь без эксцессов не обойдется. Но я сомневаюсь, что эта волна по своим масштабам будет сопоставима с протестами второй половины августа 2020 года. Также очевидно, что у власти, общества, правоохранительных органов она уже не вызовет такой тревоги, как прежде", — считает Шпаковский.

Как дальше будет развиваться ситуация, предугадать невозможно, однако оппозиция рассчитывает на возобновление весной уличных акций и очередной пакет европейских санкций, которые еще сильнее ударят по экономике Беларуси. "Скорее всего, все поменяется в ближайшие шесть месяцев. Прекратить революцию невозможно, процесс запущен и у властей уже не получится загнать всех обратно в стойло", — прогнозирует Франак Вечорка.