Об этом она рассказала в интервью ведущему программы Би-би-си HARDtalk Стивену Сакуру. Также она сравнила себя с российским оппозиционером Алексеем Навальным и рассказала, почему согласилась покинуть страну после президентских выборов в августе.

На прошедших в августе прошлого года президентских выборах в Беларуси Светлана Тихановская стала единым кандидатом от оппозиции после того, как другие кандидаты оказались или в тюрьме, или в изгнании.

По итогам выборов Александр Лукашенко, бессменно правящий страной более 26 лет, вновь провозгласил себя победителем. По данным ЦИК Беларуси, он набрал 80% голосов, однако этим цифрам в стране мало кто верит.

Достоверных рейтингов кандидатов не было, но, по данным некоторых организаций, пытавшихся вести наблюдение за подсчетом голосов, абсолютное большинство избирателей проголосовали за Тихановскую. Выборы проходили со множественными нарушениями и не были признаны международным сообществом.

Через пару дней после выборов Тихановской пришлось покинуть страну, и сейчас она находится в Литве. За месяцы вынужденного изгнания она записала несколько обращений к белорусам, выступила в ООН и ПАСЕ, а также встретилась с несколькими лидерами европейских государств, включая Ангелу Меркель.

На вопрос Сакура о том, не было ли с ее стороны наивным полагать, что режим Лукашенко проведет честные выборы и позволит ей победить, Тихановская признала, что проявила наивность. "Белорусы знали, что выборы будут фальсифицированы. Люди были к этому готовы. Но их сознание поменялось, и они знали, что готовы бороться за эти выборы, за свои голоса", — сказала она.

Ведущий попросил собеседницу рассказать о том, что случилось 10 августа — на следующий день после выборов, когда, как сказал Сакур, Тихановская была полностью уверена в перевесе голосов в свою пользу.

"Вы пошли в белорусский избирком, чтобы потребовать честности при подсчете голосов. Я знаю, что там вы столкнулись с реальностью и вам сказали, что, если вы продолжите свою кампанию, будут серьезные последствия. Вы не говорили конкретно, что вам сказали. Можете рассказать сейчас?" — сказал Сакур.

Тихановская ответила, что не может рассказать всех подробностей, но отметила, что ее поставили перед выбором — либо отправиться в тюрьму, либо отправиться в Литву к детям, которых она отправила туда заранее, чтобы обеспечить их безопасность.

"В тот момент я сделала свой выбор. Я знала, что не сдамся и даже в изгнании буду продолжать бороться и буду поддерживать Беларусь и народ в их борьбе. Меня вынудили покинуть страну", — отметила она.

На вопрос, не чувствует ли она ответственность за то, что в стране сотни людей стали политическими заключенными, что есть свидетельства применения пыток и сексуального насилия в отношении женщин в тюрьмах, а также за гибель людей, пострадавших от действий правоохранителей, Тихановская сказала, что единственный человек, который несет ответственность за страдания белорусов, это Лукашенко и его окружение.

"Не я развязала насилие, и не я совершила зверства в отношении невинных людей. Я лишь отвечаю за свое желание добиться честных выборов и всё. И каждый несет ответственность за желание построить новую страну. Это единственное, за что мы ответственны, но не за насилие, страдания и за жертвы", — подчеркнула она.

Отвечая на вопрос Сакура, не служит ли для нее примером российский оппозиционер Алексей Навальный, который вернулся в Россию, зная, что его арестуют, Тихановская отметила, что они находятся в разных ситуациях.

"Навальный — уже политик, и он занимается этим не один год. Я оказалась в этом положении волею судьбы. Я не планировала стать президентом. И во-вторых, я чувствую ответственность за детей. Потому что мой муж в тюрьме. А одному из детей нужен особый уход. И мне нужно дважды подумать, прежде чем принимать решение о возвращении в Беларусь", — сказала Тихановская.

"А вы не думаете о возвращении? Мы все видели, как приезд Навального в Россию зарядил там оппозицию. Тысячи людей снова выходят на улицы. Если бы вы вернулись, это тоже произвело бы большой эффект. Вы не думаете об этом?" — спросил ведущий.

"Я думаю об этом. Но в Беларуси нет закона, и в Беларуси уже много политических заключенных, многие задержаны, — сказала Тихановская. — Даже если я вернусь и меня посадят в тюрьму, на кого-то это повлияет — люди, безусловно, отреагируют. Но я уверена, что смогу сделать намного больше, чем если просто стану очередной жертвой и окажусь в тюрьме. Люди поднимутся, я уверена, они захотят защитить меня. Но если этого не произойдет — я стану очередным политическим заключенным".

Сакур процитировал письмо супруга Тихановской — Сергея, в котором говорится, что Лукашенко не готов ни с кем вести переговоры, а власть служит для него гарантией безопасности и для ее сохранения он готов пойти на что угодно, и спросил ее, как она в свете сказанного представляет себе диалог с кем-либо из представителей нынешнего режима.

Тихановская уверена, что диалог возможен.

"Я уверена, что нам нужно как следует надавить на этот режим внутри страны с помощью протестного движения, демонстраций, но также [давление необходимо] и за пределами страны в виде санкций и решений международных лидеров. Мы не хотим насилия ни в какой форме, потому что это не наш путь. Я надеюсь, что белорусы сами все сделают", — добавила она.