Предлагаем вашему вниманию видеосюжет "Важных историй".

Из писем Шамалова следует, что 23-25 февраля 2013 года бизнесмен сыграл на горнолыжном курорте ”Игора” в Ленинградской области свадьбу с предполагаемой дочерью Владимира Путина Катериной Тихоновой, с которой он был знаком с детства. Журналисты нашли в письмах Шамалова беседы с устроителями торжества, приглашения для гостей с пожеланиями по дресс-коду, а также фотографии со свадьбы.

В письмах также говорится об обустройстве дома Шамалова и Тихоновой в поселке Усово на Рублевке, который ”Важные истории” оценили в 15-17 миллионов евро (с учетом земли, дома, мебели и оборудования). Также в переписке упомянут дом в Биаррице во Франции, который Шамалов купил в октябре 2012 года у бизнесмена Геннадия Тимченко, друга Путина, за 4,5 миллиона евро.

В июне 2013 года, вскоре после женитьбы, сказано в письмах, Шамалов купил за 100 долларов 3,8% акций ”Сибура”, которые, по оценке самого Шамалова, могли стоить около 380 миллионов долларов. Председатель правления ”Сибура” Дмитрий Конов, комментируя это, сказал, что журналисты ”Важных историй” используют ”некорректные цифры”, а у Шамалова не было эксклюзивных условий по покупке акций.

1 августа 2014 года Шамалов купил еще 17% акций ”Сибура” у Геннадия Тимченко на кредит Газпромбанка, в совет директоров которого входит брат Шамалова Юрий. В переписке журналисты нашли описание схемы выкупа этих акций через ”создание искусственной задолженности” и ее погашение пакетом акций.

В январе 2018 года агентство Bloomberg сообщило, что Шамалов и Тихонова расстались. В архиве переписки Шамалова последнее его письмо Тихоновой датировано 15 июня 2017 года. Незадолго до этого, в апреле 2017 года, Шамалов продал акции ”Сибура”, купленные у Тимченко, которые, по данным источников Bloomberg, он изначально получил в качестве гарантии доверия со стороны Владимира Путина.

Кирилл Шамалов и Катерина Тихонова отказались отвечать на запросы ”Важных историй”.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Кремлю известно, кто стоит за подобными ”информационными упражнениями” и ”устремлениями по дискредитации”, но отказался назвать имена организаторов. ”Все это, как правило, — иногда умелая, иногда нет — подгонка разных слухов, зачастую не имеющих ничего общего с реальностью. И соответствующим образом мы к этому относимся”, — сказал он.