Армения — невероятно гостеприимная страна, для которой каждый гость джан. Здесь вам будут рады даже в столь тяжелое для народа и страны время, и вы непременно услышите солнечное приветствие "барэв дзес"!

Я не имею права и не буду осуждать ту или иную сторону конфликта, который берет истоки задолго до происходящего сегодня, но то, что происходит — надо остановить. Пусть это звучит пафосно, но Европа и весь мир далеки от этого и замкнуты на своих проблемах.

Война беспощадна и жестока не только к мужчинам, готовым отдать свою жизнь, зачастую совершенно молодым, 20-летним, но и к матерям, которые теряют сыновей, идущих на защиту родины.

Тяжело осознавать, уже вернувшись на родину в Эстонию, под мирное небо, что где-то в мире идет война. Находясь в Нагорном Карабахе, стараешься гнать мысли о том, что может произойти. Иначе будет тяжело. Но вспоминая сейчас глухие звуки от ударов снарядов, затем вой сирен, поражаешься мужеству и настойчивости людей, оставшихся жить в Карабахе.

Но находясь там, ты привыкаешь, а так не должно быть. И уже не боишься и так не должно быть. И вот это уже самое страшное — не бояться того, что может произойти неисправимое. Человек ко всему привыкает. Оказывается, и к такому. В наше время.

С обеих сторон гибнут люди и страдает мирное население. Если Азербайджан разрешит мне или моим коллегам из Eesti Päevaleleht и Delfi въезд, то мы покажем последствия военных действий и в пострадавших азербайджанских населенных пунктах.

Сейчас же я говорю о том, что увидел в Армении. Сплоченность народа от мала до велика, вот что можно наблюдать объединяет армян. И сейчас я понимаю, что это не только сейчас, а всегда, на протяжении всех веков. Это у армян в крови. На улицах Еревана можно заметить множество коробок с вещами и едой. Это гуманитарная помощь тем, кто находится на фронте, а также пострадавшим мирным жителям, оставшимся без крова.

Принимать вещи и еду, а затем сортировать по коробкам помогают и дети. Среди волонтеров была София, которой с виду лет 6-7. Искренность — свойственна всем детям, но она светилась от того, что может быть полезна, внося непосильный вклад в общее дело своим трудом.

Она говорит, что помогает волонтерам уже пятый день и ее родители в курсе. Интересно, у нас в Таллинне многие родители отпустили бы ребенка помогать волонтерам? В других небольших городах еще допускаю, но не в столице. Мои вопросы, почему вы здесь, волонтеры воспринимали с удивлением. Ну вот правда, надо было им ответить: ты дурак?
Но каждый отвечал деликатно. Чувствовалось, что каждый здесь по зову сердца.

Здесь люди не только разных возрастов, но и разного достатка. Один из волонтеров — Сергей Оганесян. Он — риэлтор, но параллельно с основной работой занимается волонтерством. Развозит по Еревану еду и вещи семьям, которые были вынуждены бежать из Карабаха. По словам Оганесяна, жители Еревана, многие из которых — его клиенты, безвозмездно предоставляют квартиры нуждающимся. Казалось бы, в такое время растет спрос на сдачу жилья, но арендодатели намеренно отказываются от прибыли, уходя даже в минус. Сергей предлагает для репортажа поехать с ним к семьям, которым он собирается доставить продукты и одежду.

В одном из домов хозяйка дома ставит на стол пиалу с конфетами и вафлями. И это с учетом того, что мы привезли им крупу и еще какие-то овощи и фрукты. В доме девочка, которой лет 5-6. Сам по себе помню, что для детей сладкое — это все! Хозяйка спрашивает, почему не ем сладкое угощение. Еле сдерживая эмоции, обманываю: сладкое терпеть не могу. Женщина настойчиво предлагает кофе или чай. Соглашаюсь на чай, хоть и не хочу ни того, ни другого. Попив чай, Сергей говорит, что довезет обратно в центр. Предлагает заехать с ним на деловую встречу с клиентами. Разве такое возможно в Эстонии? На саму встречу я не пошел, остался ждать в машине. Этого еще не хватало. Подобные примеры, с которыми сталкивался с самого первого дня прибытия в Армению, удивляли и поражали до последнего дня пребывания в стране. На протяжении всех дней, что находился в Армении и Карабахе, люди предлагали свою помощь. Самый частый вопрос: чем могу помочь?

Открытость армян и их стремление накормить и дать еду поражала еще больше в Степанакерте. Тогда я еще не знал, что война идет на небывалой красоты горной местности, которая покрыта зеленым океаном лесов и полей.

С владельцем кафе в Степанакерте Овиком, который кормит всех гостей бесплатно, еще выйдет отдельное интервью. Сейчас я вспоминаю, с каким чувством неловкости мне буквально пришлось убегать от местной бабули. Во время съемки частного жилого дома, в который попал снаряд, сделал интервью с бабушкой, которая была очевидицей произошедшего, так как ее дом расположен по соседству через дорогу.

После того, как закончилась запись интервью, она попросила меня не уходить и ушла к себе в дом. Она вышла с большой пачкой кукурузных воздушных сладких палочек, пачкой лапши быстрого приготовления и пачкой чая. Какой раз был готов провалиться сквозь землю. А через пару дней на улице во время интервью мужчина позвал в гости. Когда переступил порог, то вновь обомлел. Там были поминки. Днем ранее семья похоронила 20-летнего парня, погибшего на фронте. Эти самые тяжелые чувства, когда ты приходишь в гости к людям, у которых идет война. Даже если семья оставила какие-то запасы еды на черный день, то с приходом гостя это все достается и ставится на стол. ”Армяне не теряют любовь и уважение к своим гостям даже в самые трудные моменты, потому что гость — посланник Бога”, — пояснила потом мне в Facebook армянка Мариам.

Безумно хочется вернуться в мирную Армению. Увидеть местные горные красоты, местных девушек с черными, как ночь глазами. Ощутить дыхание ночной прохлады, которая сменяет дневную знойную жару, вновь попить чистейшей родниковой воды прямо на улице из источников. Вода, которая не сравнима с любой дорогой бутилированной.

Знаю, Армения, мы встретимся и под мирным небом, глядя на Арарат, подниму бокал арцахского коньяка за мир и твой гостеприимный народ, произнеся тост: ”За тебя, гордая страна!”