Поражает и удручает та скорость и легкость, с которой Госдума РФ без гласной научной экспертизы и какой-либо широкой общественной дискуссии приняла закон, разрешающий ради строительства железной дороги крупномасштабную вырубку леса, и отменяющий большинство других экологических ограничений вокруг Байкала.

Понятно, что уникальное озеро, красотой и (относительной) нетронутостью которого по праву гордятся россияне, могут просто испоганить. За примерами нанесения труднопоправимого ущерба природе и экосистемам в России далеко ходить не приходится. Достаточно вспомнить события этого лета в Норильске и загрязнение нефтепродуктами огромного полярного озера Пясино на Таймыре.

К БАМу и Транссибу хотят добавить еще и БАМ-2


Но еще большая оторопь охватывает при мысли о том, ради чего, собственно, затевается очень опасное с экологической точки зрения железнодорожное строительство в окрестностях Байкала. В большинстве сообщений СМИ просто говорится о расширении инфраструктуры Байкало-Амурской (БАМ) и Транссибирской (Транссиб) магистралей. Одна огибает Байкал с севера, другая — с юга. Обеим, несомненно, требуется модернизация. К примеру, необходимо довести до конца электрификацию БАМа.

Однако для этого вряд ли потребовался бы специальный закон, разрешающий вырубку леса в зоне одного из российских объектов из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО. Закон понадобился для того, чтобы дальше строить БАМ-2 и прокладывать новые туннели, короче — существенно расширять пропускную способность двух магистралей. Делается это в ожидании значительного роста экспортных грузопотоков на восток, в дальневосточные порты, причем, прежде всего и главным образом ради увеличения продаж за рубеж одного-единственного товара: угля.

До сих пор примерно половина российского экспорта угля шла в Европу, другая — в Азию. Везли и везут его из Кузбасса и других месторождений по железной дороге, для РЖД — это важнейший груз, причем с большим отрывом.

Западная Европа отказывается от угля


Но в Европе набирает силу процесс декарбонизации — отказа от углеводородного топлива и, в первую очередь, от угля, наиболее вредного для глобального климата ископаемого энергоносителя, выделяющего в атмосферу при сжигании наибольшее количество парникового газа CO2. Германия решила прекратить использование угля в электроэнергетике самое позднее в 2038 году, хотя это может произойти и раньше, в большинстве стран Западной Европы окончательный отказ запланирован на ближайшие десять лет, до 2030 года.

Россия хотела бы перенаправить невостребованные в Европе объемы в Азию, но этого не позволяет нынешняя пропускная способность БАМа и Транссиба. Поэтому ради угля теперь и будут прорубать дополнительную дорогу на восток. По ней, естественно, можно будет перевозить и другие грузы, и контейнеры, и пассажиров.

Уголь — движущая сила нового закона Думы


Однако их ожидаемое количество, даже при самых оптимистичных прогнозах экономического расцвета и роста населения Дальнего Востока, а также увеличения транзитных товаропотоков из Азиатско-Тихоокеанского бассейна в Европу и обратно, вряд ли оправдывает столь масштабное расширение инфраструктуры. Ведь тому же Китаю куда ближе и выгоднее везти свои товары в Европу через Казахстан и другие страны Центральной Азии, для чего уже реализуется план "Нового шелкового пути".

Нет, именно уголь является движущей силой того проекта, которому дала теперь зеленый свет Дума. Ведь в Москве, как и практически во всем российском обществе, по-прежнему не верят в серьезность намерений международного сообщества бороться против изменения глобального климата, да и в него в России тоже не верят.

Китай будет развивать возобновляемую энергетику


Поэтому и российские угольщики, и железнодорожники, и депутаты, и Кремль, похоже, искренне убеждены, что даже если "позеленевшая" Европа и свернет потребление угля, то в Азии спрос на него уж точно будет высоким до скончания века. Какое глубокое непонимание магистральных тенденций развития современного мира! Какое упорное игнорирование реальностей 21-го столетия!

Да тот же Китай, с которым все российские экспортеры энергоносителей связывают столько надежд, стал уже крупнейшим на планете инвестором в возобновляемые источники энергии. И не захочет Пекин, хотя бы даже из соображений международного престижа, противопоставлять себя общему тренду. Ведь есть Парижское соглашение по климату, оно заключено под эгидой ООН, а КНР в этой организации — постоянный член Совета Безопасности, есть прописанные в этом соглашении цели сокращения выбросов до 2030 и 2050 годов.

Какой Байкал достанется потомкам?


И Индия, на которую российские угольщики тоже очень рассчитывают, не сможет долго оставаться в стороне от общей переориентации планеты на более экологичное будущее. А уж в технологической способности Японии, Южной Кореи и Тайваня в сжатые сроки переключиться на возобновляемую энергетику и заменить уголь в металлургии "зеленым водородом" можно и не сомневаться.

Так что есть реальная опасность, что принятый ныне Думой закон приведет к следующему результату: дополнительную железную дорогу со всеми ее туннелями проложат, российские угольщики лет 15-20 смогут с прибылью продавать в Азию свой неэкологичный товар, затем этот бизнес заглохнет — и потомкам достанется сильно пострадавшая или даже изуродованная на века природа Байкала.

Закладка
Поделиться
Комментарии