До контрольно-пропускного пункта "a" из Херсона — полтора часа езды на автобусе. Это один из трех контрольно-пропускных пунктов въезда-выезда (КПВВ) на границе между Херсонской областью и аннексированным Россией Крымом — ближайший к областному центру и крупнейший по количеству пересечений. По данным Госпогранслужбы Украины, в феврале через него проехало и прошло более 62 тысяч граждан в обе стороны.

Как и другие два пункта пропуска — "Чаплинка" и "Чонгар" — "Каланчак" фактически появился еще до незаконного крымского референдума. В конце февраля 2014 года с началом беспорядков на полуострове, здесь начали рыть первые окопы украинские пограничники и десантники, опасаясь наступления российских войск со стороны полуострова. А уже в апреле, когда российские власти, закрепившись в украинском Крыму, начали строить со своей стороны настоящую границу, пропускные пункты заработали и на блокпостах в Херсонской области.

Пластиковые жетоны и полузаконные перевозчики


Рейсовые автобусы не пересекают границу с полуостровом — через КПВВ пропускают только частный транспорт, поэтому пассажирам приходится проходить через украинских и российских пограничников пешком. Но Юрий, водитель белого автобуса, который привез полтора десятка человек из Херсона, раздает на выходе пластиковые жетоны — уже на той стороне админграницы они заменяют билеты на автобусы, следующие в Симферополь, Евпаторию и в другие города полуострова. Такая же процедура работает и с крымской стороны.

Пограничные автобусные перевозки — вещь запутанная. Водители минибусов, переделанных из грузовиков, жарко спорят с таксистами за пассажиров. Только прошлой осенью здесь появилась формальная автостанция, которая разместилась в придорожном кафе. Но бесполезно надеяться купить в ней официальный билет, так же как и найти у большинства водителей лицензию на пассажирские перевозки. Конкурс по выбору перевозчика между Херсоном и КПВВ областная власть не может провести уже несколько лет.

Граница на усиленном режиме


Житель соседнего села Преображенка Евгений утром пятницы тоже заводит белый микроавтобус с пассажирами и отправляется в сторону Херсона, хотя всего несколько часов как вернулся с ночного дежурства в пограничном отряде. Но в ближайшие недели у него будет меньше времени для дополнительного заработка: на днях украинская Госпогранслужба сообщила об усилении защиты админграницы накануне выборов — для этого резерв военнослужащих переводят на дополнительное патрулирование.

"Предъявите паспорта! Только украинские? Российских нет?", — расспрашивает дежурный пограничник Владислав молодую пару, которая готовится проехать на полуостров на синей Skoda с крымскими номерами. На утвердительный ответ он особо не рассчитывает, хотя и понимает: большинство крымчан вот уже почти пять лет пользуются двумя паспортами: российским — для жизни на полуострове, а украинским — для пересечения границ.

Но сейчас десять утра и у пограничников пересменка после суточного дежурства на КПВВ, поэтому лишние вопросы только отнимают время, и Владислав пропускает Skoda дальше — на таможенный и паспортный контроль.

Жизнь контрабандистов


По словам Владислава, сейчас через "Каланчак" проходят от двух до двух с половиной тысяч человек в день. Летом трафик существенно возрастает — за сутки пограничники фиксируют до десяти тысяч пересечений.

На Сергея, водителя старых желтых "жигулей", ежедневно приходится по крайней мере шесть таких пересечений — по три в каждую сторону. Вот уже более трех лет, с момента когда правительство Украины официально запретило коммерческие поставки на аннексированный полуостров, он, по его собственным словам, зарабатывает "контрабандой" — возит на соседние крымские базары товар в пределах разрешенных для личного провоза 25 килограммов. Ассортимент — от автозапчастей и одежды до конфет и алкоголя. Назад каждый раз возвращается с полным баком бензина — он в Крыму дешевле на три-четыре гривны за литр.

Таких полулегальных контрабандистов, шныряющих через "Каланчак" и соседний КПВВ "Чаплинка" Сергей знает около двух десятков. "И пограничники и таможенники, и с нашей стороны и с той понимают, чем мы занимаемся — за эти годы уже немного притерлись друг к другу", — рассказывает он.

Граница временная, но надолго


Граждане, путешествующие в Крым или обратно, пытаются пересечь украинский КПВВ как можно скорее еще и потому, что здесь отсутствуют элементарные гигиенические условия. Пограничники и работники пограничного бизнеса с грустью кивают в сторону покосившихся будок, которые служат здесь туалетами — к ним даже не подведено водоснабжение.

Рассказывают, что на крымской стороне пункты пропуска оснащены более комфортно. Пограничные войска ФСБ еще с 2015 года начали строить там капитальную границу. Но с херсонской стороны обустроить достойные КПВВ не может ни центральная, ни местная власть, хотя проект развития сервисного центра на бумаге существует с 2016 года.

В июле 2018 года украинское правительство выделило из резервного фонда почти 106 млн гривен (около 35 млн евро) на обустройство "Каланчака" и "Чонгара". За эти средства должны создать сервисные зоны, пункты предоставления административных услуг, современные автостанции, и главное — подвести к КПВВ воду.

Но, как теперь объясняют в министерстве финансов в Киеве, необходимые документы, в том числе об отводе земли под капитальное строительство, так и не были своевременно подготовлены, поэтому выделенные миллионы вернулись в госбюджет.

"Российская оккупационная власть относится к этой границе как к постоянной, а наша — как к временной, ведь Крым рано или поздно должен быть деоккупирован, — рассуждает в беседе с DW пресс-офицер Херсонского пограничного отряда Иван Шевцов. — По-моему, в этом главная проблема, ведь на обустройство чего-то временного никто не хочет тратить большие деньги".

Закладка
Поделиться
Комментарии