По его словам, спецслужбы также вызвали на допрос главного редактора сайта Виталия Рувинского. Первый заместитель главного редактора "Эха" Владимир Варфоломеев затем заявил Интерфаксу, что на допрос вызваны сразу двое сотрудников интернет-редакции. Имя второго из них он не уточнил.

"Сегодня утром примерно в половине одиннадцатого в редакцию пришли несколько сотрудников ФСБ, человек семь, в том числе следователь по особо важным делам, и сообщили, что расследуют уголовное дело, связанное с публикацией блога господина Пионтковского в начале этого года у нас на сайте", — цитирует агентство Варфоломеева.

Обыски в редакции, по словам Варфоломеева, длились около двух часов. Сотрудники правоохранительных органов показали юристам радиостанции постановление о выемке переписки.

У спецслужб возникли претензии к Пионтковскому, который ранее входил в координационный совет российской оппозиции, после публикации колонки на сайте радиостанции "Эхо Москвы" в январе этого года.

В последних двух абзацах заметки "Бомба, готовая взорваться", посвященной ситуации в Чечне, Пионтковский призывает к выводу республики из состава России. Это, по его мнению, могло бы предотвратить потенциальный конфликт. Впоследствии эти призывы были удалены.

Колонка публициста вызвала возмущение у парламента Чечни и депутата Ирины Яровой, которые направили запросы в прокуратуру. Затем чеченский политик и депутат Госдумы Шамсаил Саралиев опубликовал ответ генпрокуратуры, согласно которому в заметке были найдены признаки экстремизма. Аналогичный ответ опубликовали чеченские СМИ и политики.

По словам адвоката Марка Фейгина, представляющего интересы Пионтковского, ФСБ ранее сообщило ему, что уголовное дело против его клиента не возбуждалось. В разговоре с Интерфаксом адвокат не исключил, что уголовное дело могли все же возбудить позднее.

"Дело могли возбудить даже сегодня и в рамках оперативно-розыскных мероприятий прийти с обысками", — цитирует адвоката агентство.

В феврале Фейгин сообщил, что 76-летний Пионтковский находится "вне пределов РФ". Сам публицист заявлял, что опасается за свою жизнь.