Исторически форма "на Украине" считалась единственно грамотной до 1993 года, когда правительство Украины потребовало признать нормативными для русского языка вариант "в Украину" (соответственно "из Украины"). Предполагалось, что это позволит разорвать неприемлемую для независимого государства этимологическую связь конструкций "на Украине" и "на окраине", отражающую, по мнению патриотически настроенных лингвистов, великодержавное пренебрежение со стороны России. Украина получила бы лингвистическое подтверждение своего статуса независимого государства, а не подчиненного региона, и встала бы вровень с другими независимыми государствами, которые "в Германии", "в Швеции", "в Японии"…

Интересно, что в официальных российских документах можно встретить обе формы. В 2001 году Виктор Черномырдин был назначен послом России в Украине, а в 2009 Михаил Зурабов — уже на Украине. Правда, вскоре президент России объявил, что нового посла решено пока не посылать из-за крайне недружественной политики руководства Украины. В итоге Зурабов стал первым послом РФ "на Украине" и одновременно первым послом, которого ни "на", ни "в" Украину фактически не послали.

Но это — политические игры. Каково мнение писателей и лингвистов — то есть тех, кто профессионально работает с русским языком?

Вряд ли я употребляла это словосочетание в своих текстах, кроме тех случаев, когда я именно по этому поводу лаялась с комментаторами в "Фейсбуке". Я говорю и пишу только "на Украине", так как это принятое русское словоупотребление. Ради чужих политических обид русский язык ломать не буду. В вашем, журналистском случае тяжелее: как не уважить посла? (Сотрудники посольства Украины в Латвии настаивали на употреблении формы "в Украине" при подготовке интервью с послом страны Евгением Перебийнисом — Ред.). А если он головкой трясти начнет и пена изо рта пойдет? А если бритвой полоснет? Думаю, вы поступили правильно, что пошли на компромисс. Но это не меняет сути дела. Не будем сознательно портить свой язык в угоду чужим амбициям.

Цитата: "А вот когда рукопожатные друг с другом общаются, он тоже говорят: "Беларусь", "в Украину"? … А прилагательное? БелАрусский? Но в русском языке нет соединительной гласной "а"…" (Из поста Татьяны Толстой на Facebook, 5 августа 2015 года)

Для меня привычнее сочетание "на Украине". Но и сочетание "в Украине" меня никак не коробит — не собираюсь искать в нем политическую подоплеку, как, например, некоторые ее ищут в удвоении буквы "н" в названии города Таллин(н), или в том, что Башкирию надо непременно называть Башкортостан и т.п. В конце концов, страну с самоназванием Deutschland как только не называют — Germany, Allemagne, Niemcy, Vācija, Saksamaa, Vokietija и даже Tyskland (по-датски) и Németország (по-венгерски). И ничего. Протестов не поступало. Но если я буду передавать речь своего персонажа, то я напишу так, как, по моему мнению, должен говорить этот человек.

Мне не кажется этот вопрос принципиальным, у каждого языка есть свои законы существования, для русского слуха (уха) привычнее сочетание "на Украине". Однако, видя, что этот вопрос имеет принципиальное значение для украинцев, я стараюсь последнее время писать "в Украине", всегда при этом преодолевая лингвистический дискомфорт. Цитату не найду — обычно это связано скорее с устной речью.

Цитата: "Моя страна каждый день приближает мир к новой войне, наш милитаризм уже поточил когти в Чечне и в Грузии, теперь тренируется в Крыму и на Украине. Прощай, Европа, боюсь, что нам никогда не удастся войти в европейскую семью народов. Наша великая культура — наш Толстой и Чехов, наш Чайковский и Шостакович, наши художники, артисты, философы, ученые — не смогли развернуть политики религиозных фанатиков коммунистической идеи в прошлом и алчных безумцев сегодня". (Из эссе "Европа, прощай!")

Задать этот и любой другой наболевший культурно-исторический вопрос Людмиле Улицкой будет возможно 9 сентября после выступления писателя на "Открытых лекциях" в Splendid Place.

Я не понимаю ни странного упорства украинской стороны, отстаивающей употребление именно этого предлога (кубинцы же не возражают против того, что мы говорим "на Кубе", а не "в Кубе"), ни непоколебимой твердости сторонников предлога "на" в сочетании со словом "Украина", для которых верность якобы чисто грамматическим принципам маскирует принципиальность совсем иного рода.

Лично для меня этот вопрос решается просто: в своих литературных текстах я писал и буду писать "на Украине", но в тексте публицистическом, если, не дай Бог, я такой напишу, или в разговоре с живым украинцем постараюсь, чтобы никого не обидеть, употреблять сочетание "в Украине".

Цитата: "Эти цветы, вырастающие над погребенными в земле руинами древних дворцов и городов, в Италии попадались на каждом шагу, но не росли на Украине. Под землей тут была только та же земля, а на земле, под безоблачным августовским небом, убирали жито, сады стояли полные плодов, белые хатки в зарослях мальвы манили тишиной и покоем…" (из романа Леонида Юзефовича "Журавли и карлики").

"Стараюсь использовать "в Украине", хотя бывают и сбои. Но если речь идет об Украине как стране и независимом государстве, то правильный вариант — безусловно, "в Украине", — считает рижский поэт Сергей Тимофеев.

Ксения Туркова, журналист и кандидат филологических наук (вела программы на НТВ, ТВ-6, ТВС, РЕН-ТВ, с осени 2013 года живет и работает в Киеве, выучила украинский язык) ответила следующим образом: "В Украине, на!".

У писателя Сергея Шаргунова противоположная позиция, которую он сформулировал так же кратко: "Говорю: на".

Цитата: "Скоро подкрепление с Украины приедет. Вы не с Украины, нет? У нас в Харькове много ребят, в Одессе тоже. Мы считаем, что каждый человек может стихи писать, у нашего костра все желающие стихи читают" (Из романа Серея Шаргунова "1993".)

(Гаррос и Евдокимов — пишут в соавторстве. Лауреаты премии "Национальный бестселлер 2003" за роман "Головоломка" — прим. ред.)

Слово "Украина" с предлогами я всегда и везде пишу так, как учили меня в школе: "на Украине" и "с Украины". Точно так же, согласно школьным правилам, я пишу "жи", "ши" с буквой "и", "цыпленка" через "ы", "корову" через "о" и т. д. — пишу вне зависимости от политических убеждений и идеологических симпатий. Идеологически же и политически мотивированные попытки менять правила русского языка — каковыми являются требования со стороны некоторых украинцев писать по-русски "в Украине" и "из Украины" — представляются мне категорически неприемлемыми.

Мне никогда не придет в голову указывать украинцам, как им на их родном языке писать те или иные слова и названия — но и указаниям с их стороны я следовать, разумеется, не намерен. Это, повторюсь, никак не связано с моим отношением к государству Украина (где я, кстати, родился — в городе Николаеве; правда, в те времена это было не государство, а республика СССР), событиям на Майдане, Степану Бандере, крымским коллизиям, войне в Донбассе и т. п. Мне в принципе отвратителен идеолого-политический диктат в языковых вопросах.

Если же диктовать новые правила моего родного языка мне пытаются те, для кого язык этот не родной, ситуация видится мне и вовсе абсурдной. Представьте эфиопов, говорящих на языке оромо, которые начинают определять правила согласования в итальянском — поскольку на итальянцах лежит историческая вина за колонизаторскую политику Муссолини.

(Гаррос и Евдокимов — пишут в соавторстве. Лауреаты премии "Национальный бестселлер 2003" за роман "Головоломка" — прим. ред.)

"На Украине" или "в Украине" — вопрос, разумеется, не грамматики, но политики. Понятно, что привычное русскому человеку "на" и впрямь задает угол зрения: не отдельное государство, а территория, край, окраина — чего-то другого, и мы даже, хе-хе, знаем, чего именно. Аналогов — чтобы "на" употреблялось в отношении именно государства, — как-то и нет. То есть мы говорим, конечно, "на Кубе" или там "на Барбадосе", — но Украина определенно не остров (о чем, вероятно, в последние полтора года изрядно сожалеет). И даже если в русском языке фигурирует страна, состоящая не из одного, а из нескольких островов, "на" используется лишь в подчеркнуто географическом контексте — мы можем сказать "на Британских островах" или "на Японских", но — "в Великобритании" и "в Японии".

Так что душевная боль официального Киева или наиболее горячих украинских патриотов мне филологически понятна — хотя чисто по-человечески и вызывает ощущения скорее юмористические: вот ведь тоже проблема. Соответственно, данный проклятый русский вопрос, проблему выбора между "на" и "в" (гусары, молчать), я бы лично решал гибко, не пытаясь найти и ввести единую железобетонную истину. Для протокольных и прочих официальных случаев пускай будет четкое "в" — незачем унижать чужую политическую субъектность, даже если ее проявления кажутся нам комичными или там противоречащими устоявшейся речевой норме.

Масс-медиа, полагаю, вправе определяться сами и в каждом конкретном случае, — понимая, в скобках, что выбор между "на" и "в" ненароком приобрел идеологический оттенок (довольно идиотский, но факт есть факт). Сам я в журналистских текстах всегда по старинке пишу "на Украине" — и не вижу в том ничего дурного, но и если редактор превратит мое "на" в "в" — не обижусь, мне, в сущности, фиолетово. Ну а для литературы, соцсетей и других сугубо частных и политически безответственных высказываний я упорно выбираю "на" — без всякой идеологии, не вкладывая сюда никакого презрения к переживающей нелегкие времена стране, просто как более привычную, удобную и благозвучную для меня лично норму.

В конце концов, я-то бывал именно НА Украине, и мой, например, школьный друг и многолетний соавтор Леша Евдокимов родился в 75-м году именно НА Украине, — причем, заметим, в городе Николаеве, а вовсе не в Мыколаиве. Если кого-то такой выбор в состоянии оскорбить — ну что ж, получается, он для этого как минимум достаточно глуп.

Весь шум по поводу "на" и "в" начался после моего концерта в 1990-м году, во время которого я поерничал, что, мол, все страны "в", а Украина — "на". Я-то думал, что просто пошутил, но ситуация развернулась не на шутку — на эту тему начали собирать целые конференции лингвистов.

Для Украины сегодня очень важно, чтобы говорили "в". Сочетание "на Украине" осталось с тех времен, когда имелось в виду "на окраине" Российской империи. Само слово "Украина" стало появляться в летописях всего два-три века назад. А до этого считалось, что "укры" — это народы, живущие "у края" славянского мира, а народ, населявший тогда территорию современной Украины, назывался "поляне" — это была часть "древлян". Чтобы никого не расстраивать, скажу, что и слова "русский" тогда тоже не было — были русы — так арабы называли славянских купцов, а Черное море они называли "Руськое море".

Сочетания Киевская Русь в летописях до 19-го века тоже нет. Это нелетописное выражение было позже придумано литераторами. И все же, с позиции сегодняшней ситуации, грамотнее писать "в Украине", ведь Украина — страна, а никакая ниокраина другой страны. Лично я так и делаю с того самого 1990-го года. К слову, подобная несуразица и с Крымом. С точки зрения правил русского языка, неправильно говорить "в Крыму" — надо бы "на Крыме", ведь это полуостров. Но так уж сложилось.

Законодателем русского языка всегда был народ, а не ученые. Например, в народе говорят "покласть", а ученые считают, что так нельзя. Но ведь покласть — это внутрь, а положить — наружу. Два разных слова.

Великим знатоком народного русского языка была Арина Родионовна, которой Пушкин посвятил не одно стихотворение (а я ей поставил аж два памятника за свой счет). Своей матери Александр Сергеевич не написал ни одного стишка — она была дамой светской, а Пушкин весь этот свет считал фальшью. Именно благодаря своей волшебнице-няне, поэт вернул России истинный русский язык — до него господствовала тяжелая форма старославянского, на которой писали Державин, Сумороков, Ломоносов.

Кстати, Пушкин и Шевченко использовали сочетание "в Украине", а потом началось массовое введение безграмотности с подачи негодяя Луначарского, который, в числе прочих негодяйств, повыбрасывал из русского алфавита очень нужные буквы. Украине удалось сохранить более правильную азбуку. Например, у них есть буква i — она означает "человек и сверху космос". Слово "мiр" — это мир космический, а не тот мир, который перемирие. Толстой писал "Война и мiр", имея в виду войну и весь мир вообще, все человечество, а поскольку буквы нужной нет — получилось перемирие. Та же история с полугласной "ять". Ее выкинули, в итоге семейный "брак" и заводской "брак" сравнялись. Но ведь это разные слова разного происхождения. Первое — от слова "брать" (брать в жены, в мужья), второе — от немецкого слова "брокхен" — сломалось.

Помимо того, что большинство украинских и русских слов очевидно из одного гнезда вылетели, в них прослеживается и близкая психология. Слово "Бог" дает нам слово "богатый" (тот, у которого много Бога) и "судьба" ("суд Бога"), а в западных языках богатство обозначается словом fortune, которое также используется в значении "судьба" и "наследство" (мол, получил наследство — судьба сложилась). Мы говорим "нет ни души", а они — nobody (нет туловища), потому что для Европы это важнее. Когда Латвия вошла в Европу, то театров, писателей, поэтов стало меньше, зато бытовая жизнь "туловища" улучшилась.

По языку мы с украинцами — один народ. Наши языки — языки природы, правды, а западные языки — языки торговли и войны, они создавались во имя туловища. Нам не по пути. Думаю, хоть Украина и движется в сторону Европы, она быстро в ней разочаруется и вернется к своему роду. В любом случае, пишите "в Украине" — это страна, никакая ни окраина.

Любимый и самый веский аргумент сторонников предлога "в" — то, что его использовал сам Пушкин. В поэме "Полтава" он писал именно "в Украйну", "в Украйне":

"Мазепы враг, наездник пылкий,
Старик Палей из мрака ссылки
В Украйну едет в царский стан."
"Внезапно Карл поворотил
И перенес войну в Украйну".

Великий украинский поэт Тарас Шевченко использовал оба варианта: "Як умру, то поховайте мене на могилі, серед степу широкого, на Вкраїні милій" и "В Україну ідіть, діти! В нашу Україну".

Той же традиции придерживался Гоголь — в поэме "Страшная месть" он писал: "Порядку нет в Украйне: полковники и есаулы грызутся, как собаки, между собою". С другой стороны, в "Тарасе Бульбе" можно найти такие строки: "Светлица была убрана во вкусе того времени, о котором живые намеки остались только в песнях да в народных думах, уже не поющихся более на Украйне бородатыми старцами-слепцами в сопровождении тихого треньканья бандуры, в виду обступившего народа; во вкусе того бранного, трудного времени, когда начались разыгрываться схватки и битвы на Украйне за унию".

Чехов в письме Ивану Леонтьеву-Щеглову тоже употреблял предлог "в": "Итак, я еду в Украйну, а Вы, крокодил, остаетесь в тундре". Михаил Булгаков, которого, впрочем, сложно заподозрить в симпатиях к независимой Украине, писал "на": "Никто, ни один человек не знал, что, собственно, хочет устроить этот Пэтурра на Украине, но решительно все уже знали, что он, таинственный и безликий (хотя, впрочем, газеты время от времени помещали на своих страницах первый попавшийся в редакции снимок католического прелата, каждый раз разного, с подписью — Симон Петлюра), желает ее, Украину, завоевать, а для того, чтобы ее завоевать, он идет брать Город".