Учитывая аксиому, что бывших пограничников не бывает, портал Delfi обратился к Роланду Пеэтсу с вопросами.

Когда началась реформа пограничной охраны, вылившаяся в объединение ее с полицией?

Подготовка к этому началась с 2008 года.

Как вы, будучи руководителем Департамента погранохраны, отнеслись к идее „поселить пограничников и полицейских под одной крышей”?

Без особого восторга. На тот момент организация погранохраны была очень хорошо выстроена. Ее называли лучшей организацией охраны границы во всем Евросоюзе. Так и было записано в протоколе при оценке подготовки к вступлению в Шенгенскую зону: лучшая практика пограничной охраны в ЕС. Но — политики всегда правы, и у нас был министр Юри Пихл, который вынашивал идею объединить два департамента. И он создал рабочую группу по воплощению этой идеи в жизнь.

Отвечает ли осуществленная реорганизация структуры погранохраны сегодняшним вызовам?

Я не уверен в этом. У каждой организации есть свои приоритеты. Когда была отдельная пограничная охрана, у нее главным приоритетом была охрана границы от нелегальной миграции. Сегодня, в большой организации, я думаю, что охрана границы для нее — не самый основной приоритет. Если оглянуться, получается, что сегодня для объединенного департамента главным приоритетом является соблюдение скорости на дорогах и пресечение пьянства за рулем. И на это идут самые большие ресурсы.

Сегодня до предела обострены отношения между Россией и Эстонией. Как в таких условиях продолжать традицию рабочих взаимоотношений пограничников двух стран?

В то время, когда я работал, у нас всегда были деловые отношения между погранслужбами Эстонии и России. И мы находились вне политики. Мы охраняли границу, это была наша задача. Я думаю, что за те пять лет, что я не работаю, пограничная служба не стояла на месте: вероятно, сегодня уже есть новая система в охране границы. Я не знаю, что там сегодня происходит, но хочу сказать, что перед любыми изменениями следует проводить серьезный анализ. Изменения требуются для того, чтобы что-то улучшить, а не для того, чтобы провести реформы. Мне же иногда кажется, что изменения делаются только для того, чтобы провести реформы.