26 декабря на портале Delfi была опубликована реплика Маргариты Корнышевой "Вчера я увидела еще раз — русскость неистребима и пребудет в веках". В целом я согласен с автором, что благодаря культуре, к которой тянется и стар и млад "душа русская здесь не провиснет, она, подобно прочной нити, соединит поколения”.

Но все же досталось русской общине Эстонии, в отношении которой Маргарита Корнышева написала: "У нас любят рассуждать на тему — какая русская община в Эстонии? Нет ее. Кто в лес, кто по дрова…"

Маргарита Корнышева — опытный журналист и делает много необходимого для нашей общины, поднимая важные для нас темы. Так, например, на выборах в местные органы власти, прошедшие в октябре этого года, именно благодаря вопросу Маргариты Корнышевой претенденты на пост мэра Таллинна заговорили по-русски на предвыборных дебатах Delfi. Но иногда, наверное, у кого-то из нас может сорваться в адрес нашей общины что-то вроде "Нет ее. Кто в лес, кто по дрова…"

Разобщенные "мы" и сплоченные "они"

Психолог Дэвид Майерс в книге "Социальная психология" приводит феномен, когда своя социальная группа (не имеет значения, по каким признакам она формируется) кажется полной противоречий, разных мнений ("кто в лес, кто по дрова"), где выработка некоторого общего мнения-компромисса требует значительных усилий, тогда как остальные группы кажутся примером сплоченности, целеустремленности и отсутствия каких-либо расхождений.

Это объясняется тем, что с нашими социальными группами мы лучше знакомы и, соответственно, не всегда хорошо знакомы с остальными. Поэтому наш собственный мир более богат на различные оттенки, тогда как "другие" кажутся нам чем-то унифицированным. Русская община Эстонии как социальная группа здесь не исключение.

В нашей парламентской республике на сегодня зарегистрировано 11 партий. Вряд ли теперь в отношении республики кому-то в голову придет также просто сказать, что республики нет, так как кто в лес, кто по дрова…

"Что? Где? Когда?" наоборот

Каждый, наверное, знаком с игрой "Что? Где? Когда?". Есть команда знатоков, есть команда телезрителей, есть вопросы, но все же, самое главное, что у вопросов существуют правильные ответы. В общем случае после минутного обсуждения вопроса звучит правильный ответ, который называют знатоки или, если знатоки ошиблись, ведущий игры.

Мы живём в открытом мире, в котором в отличие от игры "Что? Где? Когда?" пока не существует "правильных ответов". В настоящей жизни мы свои "правильные ответы" наполняем содержанием сами. То же самое справедливо и в отношении русской общины Эстонии.

Возможно, уже через несколько десятилетий, вопрос по истории нашей общины прозвучит в какой-нибудь игре. Тогда будет существовать какой-то "правильный ответ", но каким он будет — мы определяем сегодня.

Община начинается с себя

Культура — это механизм памяти. Он облегчает наше существование сегодня. Культура дает иногда ответы, как поступать в определенных ситуациях. Определяет, что такое хорошо, а что такое плохо. Но это все-таки память, где не всегда можно найти конкретные ответы для текущей ситуации, в которой оказались мы.

Чтобы увидеть хор великого Митрофана Пятницкого, в принципе, существует очень простая и понятная процедура — купить билет и в определенное время быть в определенном месте, где выступает хор. Определять и создавать будущее общины сложнее. Туда не купишь билета, поэтому община начинается с себя.