”Проект, который мы запускаем в Нарве, это вводный курс по правам человека и международным правозащитным механизмам, — прокомментировал он порталу slavia.ee. — Это знакомство участников тренинга с ситуацией с правами человека, рассказ о том, какие существуют организации, связанные с защитой прав человека, о том, как с ними контактировать, писать им, получать ответы, о том, какие существуют правозащитные механизмы — декларации, конвенции, пакты, директивы и соглашения. В программе тренинга также обзор системы правозащитных мониторингов, того, какие доклады пишутся и как в этом можно принять участие. Отдельно будет рассмотрена наша ситуация с правами меньшинств, дискриминацией и гражданством, то есть положение в Эстонии на основе 20-летнего опыта нашего центра: какие нами были выиграны процессы, как и почему, что не удалось и какой опыт из этого извлечен. Особо коснемся нашего опыта работы в Европейском суде по правам человека”.

Как отметил Семенов, одной из перспективных задумок является создание в Нарве правозащитного центра — с помощью подобных тренингов. ”Будет ли это наш филиал или совершенно самостоятельная организация, покажет время. А для того, чтобы этот центр имел сотрудников, мы хотим провести запланированный тренинг и заинтересовать кого-то, кто мог бы в дальнейшем успешно работать в этой сфере”, — уточнил Семенов.

Он рассказал также о критериях отбора участников тренинга: ”Мы отбирали людей, во-первых, по признаку перспективности. То есть мы выбирали людей, которые уже имеют опыт работы в общественных организациях, активистов, а не просто пришли послушать. Во-вторых, интерес тоже нужно было мотивировать, и мы отобрали тех, кто, как нам показалось, написал наиболее обоснованную мотивационную часть заявки. Третья причина, хоть и не самая важная, но тоже серьезная. Мы предпочитали, при прочих равных условиях, выбирать более молодых. Это не дискриминация по возрасту, а отбор с прицелом на будущее. А если продолжать работу в этом направлении, то возникает критерий языка, не эстонского языка, а языков международных — английского и французского. Именно на этих языках проходят международные тренинги, именно они у правозащитников — основные рабочие”.