"Забил снаряд я в пушку туго"
Технологии информационных атак Таллина против Москвы

 — Ну почему они так нагло лгут? — в раздражении отбрасывает Михаил Иванович, мой старый знакомый, в сторону одну из эстонских газет и завершает монолог репликой: — Неужели есть на свете идиоты, которые этому вранью поверят?

Столь гневную реакцию спокойного и даже флегматичного школьного учителя, кем является в повседневной жизни мой знакомый, вызвало газетное сообщение, из которого следовало, что канцлер права Эстонии Аллар Йыкс посетил печально знаменитый склад в портовом терминале D, но не нашел там никаких признаков садистского содержания задержанных. Заявлений от пострадавших по поводу избиений и издевательств над неповинными людьми к канцлеру права тоже до сих пор не поступило. А потому выходит, что претензий у государства к полиции нет. И все тут!

Реакция Михаила Ивановича на газетное сообщение мне вполне понятна. По телевизионным каналам много раз крутили кадры, снятые в терминале D, которые буквально шокировали зрителей. А канцлер права спокойно, как попугай, талдычит — у него подобных сведений нет.

Впрочем, наивному Михаилу Ивановичу неведомо, что после трагических апрельских событий в Эстонии, связанных с переносом Бронзового солдата, информация из средства объективного отражения действительности для официального Таллина вмиг превратилась в оружие. Началась настоящая информационная война, которой, судя по всему, руководят умелые специалисты по спецпропаганде.

В этой войне не имеет особого значения, насколько объективны те или иные факты, выбрасываемые в мировое информационное пространство. Главное заключается в первоначальном эффекте воздействия информации на общественное мнение. Информационные снаряды для того и создаются, чтобы достигать определенных целей в момент своего взрыва. Например, создавать фон для выступления тех или иных зарубежных политиков.

При этом технологии информационных атак таковы, что в ряде случаев позволяют избежать обвинений в откровенной лжи людей, которых используют в своих целях создатели подобного оружия. Взять того же канцлера права, который словно с луны свалился, заявив, что никаких сведений об издевательствах правоохранительных структур над задержанными у него нет.

А ведь с формальной точки зрения он может быть даже и не лукавил. Вполне вероятно, что канцлера привезли в терминал D, когда тот уже выполнил функции фильтрационного лагеря — большинство задержанных выпустили, следы крови с пола подтерли. Жалобы же по поводу издевательства над конкретными людьми еще не успели поступить, т.к. для этого необходимо сделать медицинское освидетельствование, составить в соответствующей форме претензии и т.д.

Примерно по такой вот методе и создавалось в Таллине в горячие дни эстонско-российского кризиса информационное оружие. Например, министр иностранных дел Урмас Паэт (он, кстати, в прошлом журналист) мог забить в медийную "пушку" заявление, будто Эстония подвергается кибератаке со стороны России. Причем нападения якобы предпринимаются со стороны российских государственных серверов. И не беда, что подобное заявление вызвало истерический смех даже у пятнадцатилетних подростков. Этим ребятам хорошо известно — ни один хакер не станет заниматься кибер-хулиганством со своего IP-адреса. Если он принимает участие в массовой атаке на чей-то ресурс, то будет "забрасывать" объект общей ненависти мусорными пакетами с подставного адреса. Скажем, с адреса Белого дома, Ватикана или российского правительства.

Но в случае с заявлением министра иностранных дел Эстонии эти детали уже не имели никакого значения. Разорвавшийся в медийном пространстве "информационный снаряд" дал возможность колеблющимся политическим деятелям Запада выступить с поддержкой Эстонии, которую распоясавшийся русский медведь глушит кибернетической дубиной прямо из Кремля.

Позже в эстонской прессе появятся разъяснения авторитетных специалистов по инфотехнологиям, что "атаку провели подростки-хулиганы, а настоящие компьютерные специалисты высокого уровня из России в ней участия не принимали". Но эта информация, по сути опровергающая заявления министра Паэта, увы, фишкой в большой политической игре не стала. И до Лондона, Вашингтона и Стокгольма едва ли дошла.

Подобных примеров искажения реальных фактов в информационной войне, которую Таллин весьма успешно провел против Москвы, предостаточно. Как тут не вспомнить сообщение, что распоясавшиеся подростки из молодежных движений в редакции газеты "Аргументы и факты" якобы совершили нападение на посла Эстонии в России Марину Кальюранд, прыснув ей в лицо слезоточивым газом. Позже окажется, что все было с точностью до наоборот. Это охранявший эстонского посла полицейский прыснул газ в лицо российским подросткам. И тем не менее новость о злостном нападении на эстонского посла уже пошла гулять по информационным агентствам, формируя необходимое для эстонских властей общественное мнение.

Как результат, Таллин явно переиграл Москву в информационной войне, последовавшей вслед за демонтажем Бронзового солдата и массовыми уличными беспорядками. Ничего не попишешь, лжи и перевертывания фактов в информационных атаках действительно было много. Но Запад в целом поддержал Эстонию.

Весь вопрос — выиграют ли от этой победы рядовые жители страны? Едва ли. Выяснение отношений теперь скорей всего переместится в торгово-экономическую область. Россия явно захочет показать Эстонии, что с ней так нельзя обходиться. Эстонии не останется ничего другого, как и дальше отстреливаться информационным оружием, привлекая в союзники Запад. Так что мы с вами наверняка еще увидим эволюцию современных методов ведения информационной войны Эстонии против России.