Для политиков очень важно уловить настроения, которые царят в данный момент в обществе. А эти настроения в значительной степени определяются новым поколением избирателей, которые приходят к урнам для голосования. Или не приходят — если политики не смогли предложить им подходящие идеи.

Итоги последних выборов стали еще одним свидетельством крайней пассивности русской общины Эстонии. По крайней мере, об этом говорят результаты, показанные Конституционной и Русской партиями. Между тем, формально все выглядит весьма благоприятно для возвращения этих партий на большую политическую сцену. С каждым годом растет процент русского электората. Только за период между парламентскими выборами число натурализовавшихся граждан (а это, в подавляющем большинстве — русские) возросло на 20 тысяч. В масштабах Эстонии, где проходным баллом в Рийгикогу было менее 40 тысяч голосов — это очень приличный довесок. Однако удручающие результаты, показанные русскими партиями, показывают, что новый избиратель прошел мимо.

Свежеиспеченные граждане Эстонии — в основном молодые люди. Конечно, молодежь вообще менее активна на выборах, но в отношении русской молодежи можно сказать, что она выборы просто проигнорировала. Значит, лозунги партий оказались бьющими мимо цели.

Конституционная партия, наследница ОНПЭ, не только не смогла остановить процесс оттока своего избирателя, но фактически оказалась вообще без оного. На своих последних парламентских выборах в 2003 году ОНПЭ набрала 2,2% голосов, а на нынешних конституционщики опустились до 1%. Все свои яйца они положили в одну корзинку, усиленно муссируя тему Бронзового солдата. Видимо, вдохновленные тем, что именно русская молодежь весной-летом прошлого года активно стала на его защиту.

Но выйти на защиту памятника и проголосовать за партию, которая всю свою предвыборную кампанию строит на этой теме — очень разные вещи. Новое поколение гораздо прагматичнее своих отцов и будет голосовать только за партию, которая предлагает вполне конкретные, относящиеся к сегодняшним, повседневным проблемам, решения.

У Конституционной партии предвыборная программа оказалась полностью закрыта Бронзовым солдатом. Оправдания, вроде того, что СМИ их игнорировали, или пиарили только "по-черному", выглядят наивными. Во-первых, они очень напоминают обиды лидеров ОНПЭ, бывших КПССэшных и комсомольских боссов, которые так и не поняли механизма работы со СМИ в новых условиях. Во-вторых, практически на всех встречах с журналистами, которые устраивала КП, речь шла о том же Бронзовом солдате, а еще чаще — о полицейских преследованиях активистов Ночного дозора. Но времена, когда на сочувствии к пострадавшим за правду можно было делать политику (помните: Ельцин, брошенный в реку злодеями-коммунистами), давно канули в Лету.

Помимо всего прочего, вокруг этой главной (и единственной) темы, взятой на вооружение КП, началась свара с русскими центристами. В результате проиграли и те, и другие. Избиратель, который раздумывал — голосовать ли ему за центристов или КП, в конце концов плюнул на это дело и вообще не пошел голосовать. Димитрия Кленского, помнится, очень обижали любые намеки на то, что он со своими единомышленниками использует святую тему памятника в предвыборной борьбе. Я нисколько не сомневаюсь в самых лучших намерениях, которыми они руководствовались. Но для политика важнее всего как его воспринимают — а воспринимали КП и Список Кленского именно таким образом. По причине, выше уже указанной: отсутствие всякой позитивной программы.

Есть и вполне объективная причина для объяснения причин провала русских партий. Успешный политический проект "Республика", в реализации которого, кстати, большую роль сыграла поддержка молодых русских избирателей, начинался с местных выборов. При грамотном построении предвыборной кампании именно на местных выборах даже тема Бронзового солдата, оказавшаяся политической пустышкой на выборах в Рийгикогу (если, конечно, не считать политической мобилизации правых), может принести много дополнительных голосов. Обладатели серых и красных паспортов, имеющие право участвовать в местных выборах, в среднем гораздо чувствительнее к этой тематике.

Что же касается проблемы детей, то бишь молодых русских с синими паспортами, то здесь уповать на тему Бронзового солдата не стоит. В случае необходимости они встанут на защиту памятника, как это уже было. Но если партии кроме исторической бронзы предъявить больше нечего, то успеха на выборах ей ожидать не приходится.

Для русской политики в Эстонии, которая практически сошла к нулю, необходимо понять, что из себя представляет "поколение нэкст", и сделать ему предложение, от которого оно не сможет отказаться. Иначе окажется прав реформист Сергей Иванов, который давно говорит о полной и окончательной смерти этнических партий в Эстонии.

Закладка
Поделиться
Комментарии