В начале хочу напомнить о решении Белого дома разрешить Украине использовать американское оружие для ударов по российской территории – за исключением более глубокой территории России, и, в частности Кремля, конечно.

Это действительно принципиальное решение, потому что оно означает возможность уничтожения российских арсеналов за границами территории Украины и значительно меняет возможности Москвы относительно наступательных действий. Президент Соединенных Штатов Джо Байден напомнил об этом решении во время своего визита во Францию, где он встречался с Владимиром Зеленским.

В Берлине, на ритуальной уже теперь конференции о восстановлении, говорили не только о восстановлении, но и о поставках новых систем противовоздушной обороны и необходимости противостоять новым российским атакам на украинскую инфраструктуру.

На встрече „Группы семи“ в Италии было принято другое важное решение, связанное с российскими активами, хранящимися на Западе. Это передача Украине доходной части активов в размере 50 миллиардов долларов. Сами активы остаются замороженными, но возможность „займа“ процентов является серьезным сигналом Москве: если война будет продолжаться, речь может пойти и о „займе“ самого капитала.

Ну и, конечно, решение о новых санкциях – кстати, не только против Московской биржи и других важных российских институтов, но и против китайских компаний, которые активно сотрудничают с Россией и помогают восстановлению и развитию военно-промышленного комплекса этой страны. А это уже сигнал не только в сторону Москвы, но и в сторону Пекина.

Почему Запад действует так необычно решительно? И почему одно принципиальное решение дополняется другим? Возможно потому, что западные лидеры пытаются отобрать у Владимира Путина монополию на эскалацию?

Ведь раньше исключительно российский глава поднимал ставки, когда убеждал своих западных коллег, что их помощь Украине приведет не к окончанию, а к обострению конфликта. А они продолжали напрасно надеяться, что Путин осознает бесперспективность своих намерений относительно его попытки поглотить Украину и будет искать реалистичных путей прекращения войны. А глава России как-то не спешил это осознавать.

Терпение Запада начало исчезать где-то на вторую годовщину широкомасштабной агрессии, когда президент Франции Эмманюэль Макрон собирал руководителей западных стран на встречу в Елисейском дворце. Именно тогда Макрон сказал, что задача Запада – создать у Путина ощущение стратегической неопределенности относительно продолжения войны в Украине и заговорил о возможности присутствия войск стран НАТО на украинской территории.

Да, это была только словесная эскалация, однако очень важная – тем более, что Макрон не отказался от своих намерений, а сейчас пытается собрать настоящую „коалицию инструкторов“ для обучения украинских военнослужащих в Украине. Но теперь „эскалацию слов „дополняет“ эскалация действий“, что является важным для изменения ситуации в войне.

* Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

* Редакция RusDelfi приглашает к сотрудничеству авторов, имеющих собственное мнение по политическим, экономическим, социальным и культурным вопросам. Пишите нам на адрес rus@delfi.ee с пометкой „в рубрику мнений“!

Поделиться
Комментарии