Прошло почти четыре месяца с тех пор, как российским войскам пришлось отступить отсюда на 25 км к востоку. Но грохот артиллерийской стрельбы вблизи линии фронта по-прежнему слышен каждые несколько минут, и город, большая часть которого лежит в руинах, еще не защищен от российских ракет.

„Я живу на седьмом этаже. Сегодня рано утром, около пяти, ракета попала в пятый этаж. Но я в порядке“, - говорит Александр Роговец, 73-летний пенсионер и единственный оставшийся в живых житель большого многоквартирного дома на краю города.

Он нагибается, чтобы насыпать немного сухого корма восьми кошкам, за которыми он теперь присматривает. Семь из них бездомные, брошенные соседями.

Эта стойкость и чувство взаимовыручки, похоже, присущи многим горожанам, оставшимся в Лимане и продолжающим жить в разрушенном городе среди снега и обломков.

В соседнем дворе, рядом с огромной воронкой от бомбы, 45-летний железнодорожный техник по имени Валерий Дмитренко колет дрова, чтобы топить подвал, в котором он и 21 его сосед укрывались последние девять месяцев. В Лимане до сих пор не работает ни водопровод, ни центральное отопление, а температура днем едва поднимается выше нуля.

„А что нам делать?“ - пожимает плечами Валерий, поглаживая по голове Принцессу Диану - бездомную собаку, которую они с супругой Ириной подобрали в городе.

Кроме колки дров и других ежедневных забот Валерий помогает соседям ремонтировать разбитые двери и окна в их сильно пострадавшей многоэтажке.

Ира торопливо проходит мимо с ведрами воды, набранной из колодца во дворе.

„Мне все еще тяжело долго находиться на улице“, - говорит Ира, 41-летний бухгалтер, спускаясь по темной лестнице в тесный подвал дома номер 6 по Железнодорожной улице.

Несмотря на продолжающиеся тяжелые бои в Донбассе и рекомендации местных властей, мирные жители возвращаются в освобожденные украинские города, расположенные вблизи линии фронта. В Лимане, разрушенном российскими войсками в прошлом году, сейчас зимуют около 13 тысяч жителей.

Когда в июне прошлого года российские войска вплотную приблизились к Лиману, более 40 тысяч мирных жителей покинули город. Еще около 10 тысяч предпочли остаться. По разным причинам: кто-то по возрасту, кто-то от бедности, у кого-то, как у Иры с Валерием, были больные родственники, отказавшиеся уезжать. В течение следующих четырех месяцев около 60 человек делили один подвал в доме на Железнодорожной улице.

„Временами было трудно. Люди разные. Некоторые становились агрессивными - мы не привыкли жить вот так все вместе“, - говорит Ира. Не помогало и то, что, по мнению Иры, около трети оставшихся в подвале были настроены пророссийски и надеялись, что Украина проиграет войну.

„Да, были люди, которые поддерживали Россию. Но когда Украина начала освобождать территорию, они ушли. Когда так называемые российские власти уехали, они уехали вместе с ними, забрав своих детей. Наверное, потому что боялись, что с ними здесь будет“, - добавляет Ира.

3 октября украинские войска освободили Лиман. Вернувшийся вскоре в город мэр Александр Журавлев обнаружил, что от 80% до 90% зданий были повреждены или разрушены. Железнодорожные пути, проходящие через центр города, до сих пор не восстановлены.

За несколько месяцев мэру и его команде удалось восстановить электроснабжение большей части города и близлежащих деревень. Пенсии теперь выплачиваются вовремя, и некоторые магазины вновь открылись.

Правительство и гуманитарные организации привезли дровяные печи и раздали дерево для растопки. Каждый день одна из гуманитарных групп привозит сотни сухих пайков для бесплатной раздачи. В Лимане живет около 700 детей, и, по оценкам мэра, после освобождения в город вернулись еще три тысячи жителей. При этом сам он рекомендует остальным пока не возвращаться в город.

„На данный момент мы не рекомендуем людям сюда возвращаться. Наоборот, им лучше жить в более безопасных местах и городах. Пока что здесь нет приспособленных для жизни мест. В других регионах людей примут, обеспечат жильем и питанием“, - говорит он, подъезжая к обстрелянной две недели назад девятиэтажке. Ракетный удар целиком снес одну из стен дома.

По словам Журавлева, полиция все еще разбирается с „горсткой“ жителей Лимана, подозреваемых в работе на российских оккупантов. Однако он считает, что опыт прошлого года убедил многих пророссийски настроенных жителей изменить свои взгляды.

„Я думаю, теперь эти люди понимают, что совершили ошибку. Их ввели в заблуждение средства массовой информации - они каждый вечер смотрели по телевизору российскую пропаганду и думали, что это правда. Их было немного, и они уже изменили свое мнение. Они видят, что этот „русский мир“ - совсем не тот, на который они рассчитывали“, - говорит Журавлев.

Эту перемену в настроениях можно наблюдать на примере 62-летней Валентины, которую мы встречаем в очереди за едой в местной больнице и спрашиваем о том, насколько безопасно она чувствует себя в Лимане после его освобождения. В последние месяцы пророссийски настроенные жители часто говорили о том, что Россия и Украина одинаково виновны в обстрелах городов, и поэтому невозможно определить, кто виноват.

„Обстрелы не прекратились. Снаряды по-прежнему падают в городе. Мы не знаем, кто ведет огонь“, - начинает она.

Но затем Валентина меняет мнение.

„Наверное, это русские. Да, точно, - говорит она. - Мы украинцы. Это украинский город. Магазины открыты. Пенсии платят вовремя. Правительство нас не бросило“.

Закладка
Поделиться
Комментарии