Кот как дар судьбы

Бальтазар встретил меня, с немного усталым видом возлежа на бархатном кресле у нарядной елки. Я с благоговением ловил каждый его звук, усердно внимая повествованию про удивительные события, связанные с этим необыкновенным существом. Его коллега Дарья Боярова, руководитель по маркетингу Нарвского музея, охотно взяла на себя творческий перевод с кошачьего языка. Хотя я с самого начала нашей беседы заподозрил, что Бальтазар прекрасно все понимает и сам. И это вполне впоследствии подтвердилось.

Невероятно и удивительно, но история появления кота Бальтазара в Нарвском музее изначально оказалась окутана неким мистицизмом, таинственным образом сопровождающим все события, с ним связанные.

Эпопея кота в Нарве началась с того, что в феврале прошлого года коллективу Нарвского музея стало как-то вдруг и сразу стало совершенно понятно — им всем чего-то очень не хватает. „Тогда еще действовали ковидные ограничения, было у всех напряженное и даже стрессовое состояние, – вспоминает Дарья Боярова. – И по какому-то наитию свыше мы в едином порыве предложили нашему директору завести нам кота. Это предложение казалось всем вполне логичным, потому что давно известно о так называемых „музейных котах“ в разных странах“.

Путеводная цепь событий

И далее началось удивительное сплетение разных событий в необыкновенную нить закономерности, которая привела к удивительному результату. Руководитель Нарвского музея Мария Сморжевских-Смирнова горячо поддержала идею. „Мы тут же написали в один из приютов Эстонии – и сразу получили ответ о том, что есть очень подходящий кот, – продолжила Дарья. – Как здорово, что вы нам написали, – сообщили нам из приюта, у нас есть именно то, что вам нужно. Снова мистика — ведь все сложилось на протяжении всего трех дней в удачную последовательность событий — получилось так, что наше желание завести кота совпало с наличием именно такого представителя рода кошачьих, который, что очень быстро выяснилось, подходит нашему музею как никто лучше“.

Для скептиков и маловеров в чудесное лично я скажу больше — этот кот находился в таллиннском приюте, но попал он туда из района нарвских дач, где одиноко бродяжничал — то есть, совершив путешествие в столицу, он вернулся на историческую родину, чтобы осуществлять свою явно предназначенную свыше благородную миссию.

Гроза мышей, гостям отрада

Необычности продолжались и потом – для „потеряшки“, бродячего кота, у Бальтазара оказался очень хороший стабильный характер. „Когда его привезли в Нарвский музей, мы боялись, что у него будет сильный стресс, – объяснила Дарья. – Но Бальтазар повел себя так, будто попал в родной, давно знакомый ему дом. Он очень быстро влился в наш коллектив, мгновенно всех нас очаровав – и как-то сразу занял доминирующую позицию“. Судя по развитию дальнейших событий, всех сотрудников музей это вполне устроило.

Бальтазар

В этом месте лично Бальтазар пояснил, что из-за присущей ему скромности никогда не рвался занимать руководящие должности, однако музею необходимо было оказать срочную помощь в самых разных местах, и он осознал свое предназначение. „Пришлось сходу заняться множеством дел, поначалу было нелегко, мягко говоря“, – лаконично изрек он.

Работник он очень обязательный

И вот скоро уже год, как кот Бальтазар со всем тщанием выполняет обязанности хранителя Нарвского музея, сторожит вверенное ему имущество замка, охраняет границы, доброжелательно встречает всех посетителей, налаживает добрососедские контакты, участвует во всех мероприятиях, и одновременно следит за тем, чтобы мыши тут не распоясывались. Поначалу, вспоминает Бальтазар, он взял под контроль только территорию замка, но этим летом вышел уже и на променад. „Смешно было, как встретившие меня там люди даже забеспокоились, не потерялся ли лохматый сотрудник музея, – улыбнулся кот этим воспоминаниям. – Но нет, друзья, ваш самостоятельный парень просто расширяет зону своей ответственности, хотя и приходилось каждый день к 7 или 8 часам вечера при возвращении громко требовать открыть входную дверь“.

Удостоверение Бальтазара

Дарья подтверждает: „Работник он очень обязательный и стремится за день обойти весь замок, каждый его уголок. Конечно, к экспозициям его не допускают, это запрещено. Но даже когда добрые посетители музея, вняв его просьбам, сами впустят Бальтазара куда не следует, кот совершенно не был замечен в порче имущества — он сам понимает, что можно, а что нельзя“.

Готов больше работать за ту же зарплату

Сотрудники Нарвского музея, все как один, утверждают, что Бальтазар на самом деле удивительно умный кот, словно рожденный для работы в музее. И подтверждению тому великое множество. Он, например, буквально с первых дней принял на себя роль музейного консьержа, был готов встречать всех, кто приходит в музей, лично выходя навстречу, всячески выказывая свое благорасположение, восклицая „мурр-мурр-мурр“, и даже позируя в элегантных позах. А после такого приветствия чинно удалялся. И всем было сразу понятно, что Бальтазар не просто тут проживает, а именно работает.

Так что следующим логичным шагом стало официальное включение его в число официальных сотрудников Нарвского музея. Вначале у него была должность „хранитель музейной территории“, с выдачей соответствующего удостоверения. Но быстро все коллеги Бальтазара поняли, что у него идет быстрый личностный рост, и даже должность „директора по мышам“ далеко не полностью охватывает перечень всех выполняемых им обязанностей. Так что идет поиск более высокого статуса, но при этом кот совершенно не претендует на повышения оклада и вполне доволен прежней оплатой труда в виде корма и иногда премиальных „вкусняшек“.

Имя изначальное

Почему у его превосходительства такое имя? – поинтересовался я. На это Дарья ответила: „Естественно, мы хотели дать нашему музейному коту какое-то именно историческое имя. И тоже, как-то мистически (это тоже был момент какого-то общего согласия), интуитивно на ум пришло имя Бальтазара Руссова, знаменитого летописца, который написал „Хроники Ливонии“, где довольно подробно изложил историю средневековья и в том числе города Нарва“.

Бальтазар

И снова все сложилось – хотите верьте, хотите, нет, но дело было именно так – кот сразу принял это имя! „Когда нашего кота привезли в музей, то Мария обратилась к нему, назвав именем Бася, сокращенным от Бальтазара, – подтвердила Дарья. – Он тут же отозвался, словно давно знал это (или созвучное) слово. Видите, и тут все снова совпало“.

Все тайное становится явным…

По словам Бояровой, поначалу Бальтазар пытался тщательно скрывать, видимо, из большой скромности, что он прекрасно понимает человеческую речь. „Но иногда он забывался и тогда случались забавные истории, – рассказала она. – Кот этот очень обидчив и болезненно восприимчив к критике своей персоны.

Однажды в его присутствии я сказала коллегам, что Бальтазар стал несколько толстоват, видимо от изобилия внимания и любви со всех сторон, и надо бы его посадить на диету. Мы стали обсуждать, что надо уменьшить ему количество еды. Сладко спавший в это время рядом наш кот вдруг проснулся, пришел и сел в центр между нами. Очень сердито посмотрел на меня, на коллег. Я продолжала настаивать на ограничении вкусняшек для него — и Бальтазар вдруг цапнул меня ногу! Так что пусть не притворяется, что не понимает…“.

Год сложный, но хороший

Кода я попросил Бальтазара подвести итоги уходящего года, он был весьма откровенным: „2022 год для меня был довольно сложным, потому что оказался временем больших постоянных перемен во внутреннем дворе замка. Когда я только прибыл на место службы, работы там велись не так незаметно, кто-то где-то потихоньку копался, чего-то готовили.

А вот с лета началось — понаехало всякой техники, бродили толпы строителей разного профиля, стали везде рыть, копать, перетаскивать, громко шуметь. Буквально с утра обойдешь все, чего наворотили вчера, учтешь и зафиксируешь — а к вечеру все ландшафт резко поменялся, где были кучи земли, стали ямы, и наоборот. И снова надо все учесть, отметить и запечатлеть. Утомительная, скажу я вам, работа — а что поделаешь, наш замок в результате станет еще более красивым и удобным. Я-то это хорошо знаю, сам лично эскизы смотрел и в обсуждениях участвовал. Кстати, реконструкция в большом Западном дворе уже вошла в финальную стадию, вырисовываются очертания новой логистики — дорожек, газонов, новых конструкция и экспозиций. Скоро вся эта красота предстанет перед взорами нарвитян и гостей города“.

„Наша сила в коллективе“

Но мыши, обход и контроль оказались лишь частью работы музейного кота. „Потрудился я изрядно в этом году, и встречая посетителей Нарвского музея, которых было множество, с учетом декабрьских мероприятий не менее 100 тысяч, – продолжил Бальтазар свое повествование. – Но это хорошая такая забота, ведь число наших гостей все растет, и чем больше их будет, тем мы все станем известнее.

Впрочем, лично я уже пресытился тем вниманием, которое в течение года почему-то стали проявлять СМИ именно к моей скромной персоне.

Еще год назад, в тоске и печали скитаясь по нарвским дачам, я и представить себе не мог, что стану медийной личностью! И с радио ко мне приходили, и с телевидения, и блогеры разные приставали, обозвали даже медийной личностью. Конечно, как известно, ласковое слово любой кошке и даже коту всегда приятно. Но существо я скромное (хотя и с чувством большого собственного достоинства), но у нас в музее любой из моих коллег, кого не возьми — личность замечательная, незаурядная, и для СМИ каждый может послужить ярким сюжетом.

После трудов и отдохнуть не грех

Вы только посмотрите, какая насыщенная жизнь благодаря им протекает в Нарвском музее, каких только событий для нарвитян всех возрастов там не случается! Каждую неделю я лично сообщаю о мероприятиях, лекциях, экскурсиях, семейных днях на нашей страничке в ФБ, где веду рубрику „Что происходит“. И вся эта бурная, разнообразная и очень познавательная жизнь кипит у нас благодаря моим умным, образованным и ответственным коллегам! В Нарвском музее мы все вместе постоянно находятся в творческом поиске, ищем лучшие решения“.

О новинках музея

Вот, например, сказал далее Бальтазар, популярные „Семейные встречи в музее“ тоже претерпевают изменения. Теперь это не только детские программы, они предлагают интересные идеи и детям, и взрослым, так что вся семья, и папы, и мамы, и бабушки, и дедушки могут заняться интересной деятельностью все вместе. Музей также начал развивать очень интересное направление — это неформальное обучение, мастер-классы художественной и прикладной направленности. Их участник сможет не только познакомится с каким-то родом деятельности, но и обрести полезные навыки, которые могут пригодиться ему в повседневной жизни или работе.

Например, первый такой мастер-класс будет по линогравюрам. Он разделен на три этапа — обучение этой технике, знакомство с материалами и инструментами, а также полезное применение.

Прошедший этот мастер-класс участник сможет потом сам изготавливать открытки, а также личные штампы (что может пригодиться бизнесменам для изготовления индивидуальных визиток).

Последний, третий этап обучения будет посвящен более сложной технике печати линогравюр. В ходе мастер-класса пройдет ознакомление с коллекцией старинных гравюр, хранящихся в Нарвском музее, с рассказом об истории их создания. „Мы очень надеемся, что когда в следующем году закончится реконструкция Западного двора, вся наша территория станет еще более привлекательной, конкурентоспособной и это станет местом, где горожане и гости города смогут хорошо отдыхать, с удовольствием проводить здесь время, просто гуляя и наслаждаясь красивыми видами и в том числе и моей собственной персоны“, – заключил Бальтазар.

Позитивная дипломатия кота

По заверениям Бальтазара, он полностью готов к еще большему наплыву гостей. „Впрочем, кое-кто уже поговаривает, что надо бы мне и как минимум двумя помощниками обзавестись, – поделился он. – И даже имена им уже придумали — Гаспар и Мельхиор. Это чтобы был полный набор библейских волхвов“. Здесь надо, вероятно напомнить, что трех волхвов, которые увидели путеводную звезду и пришли поклониться новорожденному Иисусу, звали Бальтазар, Гаспар и мельхиор. Впрочем, с присущей нашему коту скромностью он еще раздумывает, не велика ли будет честь для каких-то других представителей его племени так называться. Да и территорию замка делить придется уже на троих…

Кстати, по поводу территории — как выяснилось, Бальтазар оказался не только очень умным, деловитом, но весьма хозяйственным котом. И спустя некоторое время, проведя учет и контроль всей территории замка, похоже, задумался об ее увеличении. Так или иначе, в один прекрасный день бдительная стража расположенного рядом таможенно-пограничного пункта засекла Бальтазара на своем участке, где он обходил технику и со всеми знакомился. „Так как на ошейнике у кота был номер телефона, таможенники нам позвонили и сказали, что Бальтазар задержан при попытке нелегально пересечь границу, – вспоминает Боярова. – Я сильно испугалась и прибежала его забирать.

Мне очень сложно было объяснить, зачем нужно попасть на закрытую территорию погранзоны, но дежурный отнесся с пониманием, обзвонил все посты. Кот нашелся не с первой попытки, и пока его обнаружили, так очаровал сотрудников, что они решили было оставить его себе.

Меня провели на место, где находился Бальтазар, и я увидела потрясающую картину: среди машин и пограничников, величаво, как генерал, ходит наш кот. Было видно, что ему там очень нравится, он трется о ноги каждого сотрудника и явно уходить никуда не собирается.

Когда я взяла его на руки, он сильно возмущался, ругался на меня, и пришлось нести его домой на вытянутых руках. В музее первое время всем своим видом показывал сильное недовольство“.

Бальтазар пояснил мне, почему тогда он сильно рассердился — мол, Дарья насильственно прервала его дипломатическую миссию по налаживанию добрососедских отношений. Впрочем, он ее простил, и сам нашел компромиссное решение – с тех пор Бальтазар периодически посещает таможенников и пограничников с дружескими визитами с таким успешным результатом, что они сами приносят его на руках домой.

Незаменимый специалист по контактам

Кстати, Бальтазар пытается наладить и, так сказать, межведомственные связи. Он был замечен впоследствии почти у дверей Отдела культуры Нарвской горуправы, что, в принципе, очень логичный шаг. „А там и до депутатов горсобрания недалеко, надо тоже попытаться контакты завязать, я ведь плохого не посоветую, – скромно прокомментировал Бальтазар. – Я еще могу и с туристами поработать — сшейте мне яркую курточку с логотипом Нарвского музея, а в карманчики рекламные буклеты и визитки положите, буду туристам раздавать. Я обожаю производить хорошее впечатление, это очень важно для высококачественного музейного кота, скромно завершил нашу беседу Бальтазар.

И я понял, что с этим невозможно не согласиться. Откланявшись со всем возможным уважением, я ушел, унося в своем сердце незабываемые минуты общения с великолепным Бальтазаром.

Закладка
Поделиться
Комментарии