Где-то в первых числах ноября я вдруг поймал себя на мысли: а ведь меньше, чем через две недели начнется чемпионат мира по футболу. Раньше я бы уже вовсю штудировал расписание матчей, гадал над составами и пытался предсказать сетку плей-офф, а теперь мысль о надвигающемся мундиале просто скользнула, не всколыхнув эмоций. Проще всего списать все на возраст: все-таки на пятом десятке сложно чувствовать то же самое, что в 9 или даже 29 лет. Возможно, дело в непривычном времени проведения. Любой болельщик с детства привык ждать главных турниров сборных в разгар лета, а нынче на дворе мороз и сугробы. Явно сыграло свою роль и то, что на фоне страшных событий этого года стало как-то не до футбола. Но ведь даже мои знакомые в Украине, невзирая на бомбежки, плановые и внеплановые отключения электричества, надвигающуюся зиму, смотрят и обсуждают игры.

Пожалуй, главной причиной отсутствия эмоций стало то, что вся история с футбольным чемпионатом в Катаре выглядит для меня какой-то чрезвычайно дорогостоящей и затянувшейся аферой. Скандалы начались буквально с выбора места проведения в 2010 году, когда турнир отдали крошечному Катару вместо более очевидных претендентов, например США или Австралии. Как позднее прямым текстом признался тогдашний президент ФИФА Зепп Блаттер, не обошлось без подкупа, в котором были замешаны, в частности, лидер Франции Николя Саркози и глава УЕФА Мишель Платини. Сразу после выборов были высказаны мнения о возможных проблемах: климат (как играть летом в аравийском пекле?), а также, мягко говоря, не самый демократичный и светский режим в Катаре. Тогда шейхи и их сторонники уверяли, что все вопросы будут улажены, но в итоге правы оказались скептики. Сначала, оказалось, что турнир нужно сдвигать на осенне-зимний период, поскольку чудо-технологии, якобы позволяющие создавать вокруг стадионов комфортный микроклимат, то ли стоят слишком дорого, то ли вообще существуют исключительно на бумаге. Все время, пока шло строительство арен, сообщалось об ужасных условиях, в которых живут рабочие, и о регулярных несчастных случаях (всего погибло 6,5 тысяч человек). Потом катарские власти при поддержке ФИФА мягко, но твердо призвали болельщиков и игроков воздержаться от поддержки идей, не приветствуемых в аравийской монархии, например, феминизма или LGBT. Вишенкой на торте стал объявленный буквально перед стартом запрет на продажу на стадионах пива (кроме вип-лож, что выглядит особенным издевательством).

При этом на подготовку чемпионата мира была потрачена умопомрачительная сумма - порядка 220 миллиардов долларов. Сколько потратили на сопутствующие пиар-акции, вроде покупки французского клуба „Пари Сен-Жермен“ и наполнения его суперзвездами, подсчитать невозможно. Для сравнения, на предыдущий мундиаль российские власти, тоже не отличавшиеся прежде умеренностью бюджетных расходов, потратили в 15 раз меньше. Прочитал убийственную статистику: на деньги, ушедшие на мундиаль, можно было бы построить 2 полноценные футбольные команды (22 единицы) из космических телескопов Уэбба. Если кто не в курсе, это уникальный космический аппарат, заработавший в этом году и уже невероятно расширивший знания человечества о Вселенной. Да мало ли сфер, нуждающихся в финансировании: медицина, возобновляемые источники энергии, переработка отходов…

Какое же „наследие“ оставит после себя катарский мундиаль (чиновники ФИФА очень любят понятие „наследие“ и щеголяют им при любом удобном случае)? Для меня пока самым ярким его символом выглядит „Стадион 974“. Необычное название связано с тем, что, во-первых, 974 - международный код Катара, а во-вторых, потому что основной каркас стадиона сделан из 974 контейнеров, использовавшихся для перевозки в Катар товаров со всего света в обмен на местные нефть и газ. Поскольку столько спортивных арен крошечному (с четверть Эстонии) Катару не нужно, по завершении праздника „Стадион 974“ разберут, а контейнеры утилизируют. Организаторы уверяют, что с полным соблюдением всех экологических норм, но меня, почему-то, терзают смутные сомнения. Вот так, турнир пройдет, раздадут кубки и медали, придет пора разбирать декорации. „Театр закрывается, нас всех тошнит“, - как писал в свое время Хармс.

Впрочем, все за деньги все-таки не купить. Вопреки прогнозам и активно муссировавшимся желтоватым слухам, в стартовом матче хозяйская сборная, которую 12 лет готовили к этому дню (в рамках специальной программы в Катар из африканских стран даже вывезли перспективных подростков, которым дали местное подданство), по всем статьям уступила команде Эквадора, страны, чей ВВП на душу населения в 10 раз меньше катарского. Может быть, футбол все-таки жив?

* Редакция RusDelfi приглашает к сотрудничеству авторов, имеющих собственное мнение по политическим, экономическим, социальным и культурным вопросам. Пишите нам на адрес rus@delfi.ee с пометкой „в рубрику мнений“!


Закладка
Поделиться
Комментарии