В субботу 12 ноября в Нарвском ледовом холле состоится знаменательное событие в истории местного, да и всего эстонского хоккея. На лед выйдут легенды хоккейной команды „Кренгольм“ - участницы чемпионатов СССР.

- Для меня эта игра - дань уважения моим старшим товарищам по команде, у которых я учился играть в хоккей, - говорит о субботнем матче Иван. - Мысль о проведении такой игры была давно, но все откладывали по разным причинам. Постепенно многие игроки и тренеры „Кренгольма“ стали уходить из жизни, и после очередных похорон мы решили, что больше откладывать нельзя. На лед выйдут все, кто может на данный момент стоять на коньках, кто когда-либо выступал за хоккейный клуб „Кренгольм“. Среди всех участников субботнего матча я буду самый молодой, а мне 48 лет. Остальные ребята будут 50-60-летние. И даже 60 плюс. Мы планируем собрать около 20-30 хоккеистов.

Как вам кажется, этот матч больше понравится болельщикам, чем матч чемпионата Эстонии по хоккею?

Понятно, что сумасшедших скоростей мы уже не покажем, мы выйдем на лед в первую очередь, чтобы порадовать публику, которая нас еще помнит. Конечно, прошло много времени, и публика сильно обновилась, но мы надеемся на поддержку трибун.

Давайте вспомним славную историю команды „Кренгольм“. Как вышло, что вы присоединились к клубу? И кто вас привел в хоккей?

Как-то в детстве папа принес мне коньки и сказал: „Если хочешь, то можешь начинать играть в хоккей“. Я взял коньки, но кататься еще не умел и пошел на дворовый каток, который был рядом с домом. В итоге кататься на коньках учился сам, а родители наблюдали за мной из окна. Начинал я играть в дворовой команде, а потом тренер мне сказал: “Ты тут не нужен, иди играй на стадионе“ и отправил в команду „Кренгольм“. Хоккей с детства давался мне легко, я в основном играл против ребят, которые были старше меня. Первые мои сборы с главной командой состоялись, когда мне было 14 лет, а в 15 лет я забросил свою первую шайбу.

Август 1991 года, Эстония выходит из состава Советского Союза, однако „Кренгольм“ продолжает играть в чемпионате СНГ. Давили ли на вас из Таллинна, чтобы команда снималась по сути с союзного первенства?

Честно, я не помню, чтобы как-то на нас давили, наше дело было выходить на лед и играть в хоккей. Мы просто в это не лезли.

Какая атмосфера царила тогда в раздевалке? И как воспринимали команду в России?

Ничего такого не было, тогда в турнире играли команды из разных стран (Украина, Казахстан, Беларусь, Латвия), мы везде ездили, никакого давления не испытывали.

В фильме „Калев“ с юмором показано, как эстонские баскетболисты воспринимают залы в российской и украинской глубинке 1990-1991 года: нет горячей воды, очень плохие автобусы. Вы приезжали с „Кренгольмом“ в такие города, как Новочебоксарск. Что за обстановка там была?

Большинство игр проходили на открытых площадках, на улице было минус 20 градусов. После игры приходишь, а шлем не снять, потому что волосы к нему примерзли. Но с раздевалками проблем не было, всегда давали горячий чай, батареи были настолько горячие, что на них можно было яичницу жарить. В аэропорту нас встречал хороший автобус, размешали в гостинице. Все было обговорено заранее и прописано в регламенте.

Как вы оказались в питерском СКА?

В начале 90-х мы понимали, что в чемпионат России мы уже не попадаем, границы начинали постепенно закрываться (перед сезоном 1992-93 лидеры команды перебрались в чемпионаты Финляндии и России - прим. RusDelfi). Мне помог хоккейный судья Алексей Грачев, который тогда сказал: „Что тебе тут делать? Первенство Эстонии - это не твой уровень“. Он знал, что я хотел достичь больших высот в хоккее и порекомендовал меня тренерам СКА. Агентов-то тогда не было. Все хоккеисты пробивались в профессиональные клубы благодаря знакомству или таланту. Он порекомендовал меня Борису Петровичу Михайлову (под его руководством сборная России выиграла ЧМ-1993 - прим. RusDelfi), и так я оказался в СКА, а с Борисом Петровичем мы до сих пор в прекрасных отношениях.

Каким в целом был хоккей в 90-е? Правда ли что целые команды в России крышевались бандитами, а деньги приносили в дипломате?

Про бандитов мы только из газет узнавали. У нас брать особо было нечего. Мы получали свои деньги, а кто кем руководил, какие приказы давали, всего закулисья мы не знали.

Самая страшная история про 90-е от Ивана Логинова.

Один раз мы были на турнире в Твери, гуляли по рынку, и к нам пристали хулиганы, которым понравилась наша одежда. Они предложили поменяться. Мы начали с рынка уходить, а они - нас окружать. Я увидел милицейскую машину, буханку (так в народе называют УАЗ - прим. RusDelfi) и выбежал из этого окружения к милиционерам, они нам помогли, а потом отвезли в гостиницу.

В футболе многих игроков с российскими корнями так и не позвали в эстонскую сборную: ваш земляк Максим Грузнов забил больше 200 мячей в чемпионате Эстонии, но из-за серого паспорта приглашение в сборную так и не получил. Как с этим обстояла ситуация в хоккее, и как вы получили паспорт Эстонии?

Я эстонского паспорта не получил, когда сборная Эстонии формировалась, нам можно было играть под серыми паспортами, на первом чемпионате мира у многих ребят были именно серые паспорта. В хоккее это разрешалось. Но когда потом мне нужно было уезжать играть в Америку, то с серым паспортом этого уже сделать было нельзя, а поскольку эстонский язык я не знал, то сделал российский паспорт.

Первые чемпионаты мира в составе сборной Эстонии - что это было? Напомню вам несколько результатов той поры: Эстония - Бельгия 12:0, Эстония - Корея 10:0, Эстония - ЮАР 27:1. Каково было выходить на лед против хоккеистов, которые, что называется, на клюшку опираются?

Если не ошибаюсь, мы тогда забросили 76 шайб и пропустили одну. После распада СССР мы начинали с самых низов, то есть с самого низшего дивизиона, соперники были не такие сильные. Но я бы не сказал, что эти сборные на клюшку опирались, просто у нас тогда была сильная команда, которая прошла советскую школу. Все наши ребята играли в сильных клубах. Мы были по уровню сильнее и легко заработали повышение в классе.

Сборной ЮАР забросили так много шайб, что нам их стало жалко. Решили подарить им гол, тогда все наши ребята перед ними разъехались, но они даже по пустым воротам попасть не могли (победа над ЮАР в 1994 году до сих пор остается самой крупной в истории эстонского хоккея, а Иван Логинов стал вторым снайпером чемпионата с 9 шайбами, у его соотечественника Эдуарда Валиуллина было 10 - прим. RusDelfi).

Ваш лучший матч за сборную Эстонии?

Для меня всегда было важно, чтобы команда выигрывала, тяжело выделить какой-то свой матч. На мой взгляд, у нас был очень удачный чемпионат мира в 1998 году в Словении, где мы заняли третье место. Мы тогда играли на равных со сборными Норвегии, Словении и Дании. Вот тогда мы прыгнули выше головы. Любую игру с того турнира возьмите, увидите, мы там выкладывали по полной.

Почему в Эстонии не получилось с развитием хоккея так, как, к примеру в Латвии? В чем причина?

Я много об этом думал, мы очень часто играли с латышами и за их клубы, порой даже лучше играли, но почему так в итоге вышло, тяжело сказать. Причин много. Например, мало команд в чемпионате и слабая конкуренция, возможно, плохо работаем с детским хоккеем.

Лео Комаров родился в Нарве, но выиграл Олимпиаду за Финляндию, поздравляли ли его или его отца, который был когда-то вашим одноклубником?

Отца я поздравлял, и его отец приедет на субботнюю игру, а сам Лео прислал нам видео с пожеланиями и наставлениями, было очень приятно.

А вам не обидно, что Лео играет за Финляндию, Кирилл Стеклов из Маарду - за молодежную сборную России, Евгений Варламов тоже в свое время выбрал Россию?

У каждого игрока свой путь и свои обстоятельства, я же тоже думал, что останусь в Санкт-Петербурге, когда перестану играть в хоккей, а в итоге получилось так, что вернулся в Эстонии. Никогда не угадаешь, куда тебя судьба занесет. У Лео например родители уехали в Финляндию жить, решили, что их сыну там будет лучше. В итоге он вырос в хоккеиста сборной Финляндии.

Поговорим о вашем российском этапе карьеры. В последние годы питерский СКА - одна из богатейших команд своего времени. Что это был за клуб в ваше время?

Конечно, в то время этот клуб не был таким богатым, как сейчас, да и мы играли не за такие большие деньги. Мы просто играли за город, клуб и чтобы потом кто-то твое имя вспомнил с теплотой. Очень приятно, что каждый год на протяжении нескольких лет мне звонят из Питера для интервью или просят быть экспертом в какой-то игре. Такие моменты очень приятны, и здорово то, что меня там помнят и не забывают. Мне даже говорили: „Если бы ты не играл за Эстонию, то мог бы выступать за сборную России“.

Там у вас была история с допингом. Хоккеистов вообще проверяют?

СКА весь сезон кувыркался внизу турнирной таблицы и боролся за выживание. И в какой-то момент я уехал играть на чемпионат мира за сборную Эстонию. А обратно вернулся уже безработным. После последней игры я снял игровую майку, налокотники и отправился сдавать анализы. На чемпионатах России на допинг не проверяли, а вот на ЧМ проверяли. Положительный результат после сдачи анализов поверг меня в шок.

Я уже многим говорил, что ничего такого я не принимал. Откуда это взялось я не знаю. Когда у меня, например, болела голова, я всегда спрашивал у жены, какую таблетку мне взять. Мне никакие таблетки и препараты никогда не требовались.

Вы провели год играя за океаном, как туда попали?

После обнаружения допинга, мне сказали: „Ты не можешь больше нигде играть, кроме Америки“. Мне в Питере нашли агента, и он подобрал мне команду в ECHL (хоккейная лига восточного побережья, считается третьей по силе в Америке - прим. RusDelfi), сначала одну, а потом другую. В Америке есть такие лиги, которые не попадают под эгиду Международной федерации хоккея. Я уехал туда в 1999-м, чтобы не вешать коньки на гвоздь, а продолжать играть.

Иван Логинов в форме Nailers

Что больше всего удивило вас в Америке?

Я до этого четыре раза ездил в Америку, поэтому ничего нового не увидел. Единственное, когда туда приезжаешь, то тебе интересно первые 2-3 недели, а потом все надоедает и хочется домой. У нас каждый игрок-легионер в команде был прикреплен к какой-нибудь местной семье для адаптации. Меня прикрепили к одной женщине, у которой уже были внуки. Они меня периодически приглашали в гости к себе домой и возили на экскурсии по районам города.

Был один случай, который напоминал мне голливудский фильм. Приехали мы в один из районов, в котором мне сразу не понравилось. Мрачно, темнокожие сидят на лестнице. Мои „экскурсоводы“ мне тогда сказали: „Это район афроамериканцев“. Туристы там не бывают, а я раньше такое только в кино видел. Еще я там увидел железные проржавевшие мосты, которые напоминали сценарий из фильма ужасов или боевика. Ну и, конечно же, американские длинные машины очень бросались в глаза.

Низшие хоккейные лиги Америки славятся обилием драк, это правда? Вы сами лично часто дрались?

Там происходит реальное рубилово. Тебя в первой же игре просто начинают бить. Поэтому я сразу окунулся в эту атмосферу. Помню, во время игры меня кто-то ударил в спину и впечатал в борт. Я слышу какое-то шорканье. Поднимаю голову и вижу, как наш тафгай заступился за меня, с кем то дерется. Там игроков сразу ставят на место.

У вас в команде был знаменитый тафгай Дарси Веро, он чем-то запомнился специфическим?

Он был простым парнем, фактически не был тафгаем и ничем таким не выделялся, да, иногда дрался. Когда Веро потом приехал играть в Россию в КХЛ, то вот там он уже и стал реальным тафгаем, а в Америке он в хоккей старался играть. Вот Александр Юдин - русский великан, с которым я приехал в Америку, он тогда был нашим тафгаем (за 11 матчей за Nailers Юдин заработал 94 минуты штрафа - прим. RusDelfi).

Удалось посмотреть вживую матчи НХЛ?

Да. Мы играли за фарм-клуб „Питтсбурга“, и нам предложили съездить на игру „пингвинов“ с „Нью-Джерси“. Тогда мы увидели Морозова, Ягра, Каспарайтиса, Ковалева, других звезд. Потом с Алексеем Морозовым удалось пообщаться, я его еще по „Крыльям Советов“ знал.

Читал в интервью, что в низших хоккейных лигах Америки в 90-е почти ничего не платили. Это так?

Когда я приехал в Америку у меня был контракт новичка, и мне платили 400 долларов в неделю. Мне было 25 лет, но я все равно был новичок. Конечно, это не сравниться с деньгами НХЛ или КХЛ.

Вы играли за фарм-клуб „Питтсбург Пингвинз“, когда снимали фильм „Брат-2“. Вам удалось увидеть съёмки фильма?

Съемки не видел. Зато к нам приезжал сам Марио Лемье (легендарный игрок, а ныне владелец клуба НХЛ „Питтсбург Пингвинз“). Он какую-то речь в микрофон произносил. Я языка не знал и ничего не понимал.

Кстати, в первом „Брате“ одного из бандитов играл Алексей Севастьянов, уроженец Тарту и тоже хоккеист. Приходилось ли играть против него? Знакомы ли, общались ли?

Мы с ним играли по юниорам, он на год старше меня. Потом он уехал в Россию. Я как-то с командой из Тарту приезжал в Псков, где он сейчас живет, на игру, и он нас очень по-домашнему встретил в ресторане, устроил банкет. У нас с ним очень хорошие отношения.

Алексей Севастьянов (слева) в фильме "Брат"

Иван, смотрю вашу карьеру, сезон 2001-02 - три клуба (СКА, „Мечел“, „Торпедо“ Нижний Новгород), следующий сезон - три клуба, потом еще два. Почему вы так любили путешествовать?

Все не из-за того, что я люблю путешествовать, просто хотелось подписать долгосрочный контракт и не думать об этом всем. В хоккее бывают такие вещи. После Америки меня пригласили в „Авангард“ Омск, я очень хорошо себя там проявил и думал, что задержусь надолго, но в итоге они меня отдали в аренду.

Наверняка у вас много друзей среди российских хоккеистов. Как считаете, без России чемпионат мира много потерял?

Я думаю, что да. Считаю, что зря смешивают спорт и политику. Для меня чемпионат мира без России стал неинтересен. Все лучшие сборные должны играть между собой и показывать красивый хоккей. Последний турнир я не смотрел, мне просто было неинтересно.

Спортсмены отдают все силы, а из-за политики их лишают всего. Спортсмены же не виноваты в том, что там происходит в политике. Теперь получается, что спорт и политика - это одно целое.

До войны в Украине в Эстонии играло много российских хоккеистов. Причем довольно титулованных. Как с этим дело обстоит сейчас?

Туристические визы закрыли, многие хоккеисты не могут приехать, поэтому и уровень хоккея в Эстонии упал. Закрыли въезд ребятам, которые спортом занимаются и радуют болельщиков.

И все-таки эстонский хоккей развивается или наоборот?

Надо смотреть на выступление главной сборной страны, если они выигрывают и занимают хорошие места, то они на правильном пути, а если проигрывают и занимают низшие места, то что-то явно не так. Выступление сборной показывает то, на каком уровне находится в стране хоккей, как работают с детьми. Как наша сборная играет, такой у нас и хоккей.

Матч в Нарве состоится в 16.30. Вход на арену бесплатный.

Закладка
Поделиться
Комментарии