По словам Рюйтеля, прокуратура с самого начала уголовного процесса придерживалась мнения, что для предотвращения новых преступлений Николай Осипенко должен оставаться под стражей.

„Мы представили суду доказательства, которые, по нашему мнению, подтверждают обоснованность предъявления Осипенко подозрений в преступлении, а также характеризуют эти преступления. На основании этих доказательств мы считаем, что до сих пор подозреваемый также совершал преступления, не выходя из дома, например, с помощью телефона или встречаясь с людьми у себя дома. Поэтому запрет на выход из дома недостаточен для предотвращения дальнейших преступлений“, - объяснил позицию следствия Рюйтель.

„По оценке уездного суда, здоровье подозреваемого не позволяло взять его под стражу. Прокуратура не согласилась с этим, поскольку медицинский персонал в тюрьмах достаточно компетентен, чтобы оказать подозреваемому необходимую помощь. Медработники тюрьмы также могут доставить подозреваемого в больницу или вызвать скорую помощь, если это необходимо - так же, как и в случае, если бы Осипенко продолжал находиться дома. Поэтому по ходатайству прокуратуры была проведена экспертиза, результаты которой показали, что у подозреваемого нет никаких медицинских противопоказаний для пребывания под стражей, и Тартуский окружной суд в четверг пришел к такому же выводу“, - добавил Алан Рюйтель.

Кроме того, окружной суд установил, что подозреваемый может начать уклоняться от следствия, находясь на свободе, что, в свою очередь, подтверждает неизбежную необходимость взятия его под стражу, заключил прокурор.

Закладка
Поделиться
Комментарии