Фотография на рабочем удостоверении Александра Тоотса потерта, а края удостоверения слегка помяты. Человек на фото выглядит намного моложе, у него короткие волосы и острые черты лица. Следующим летом исполнится 30 лет с момента, как Тоотс приступил к работе в полиции безопасности. Как он будет это отмечать, я не знаю. Большую часть времени он проводит на природе, занимаясь сельскохозяйственными работами, но где именно, он не уточняет. „Давайте не будем пытаться меня профилировать, - говорит он с холодной улыбкой, когда я спрашиваю о его любимой книге. - Давайте не будем облегчать жизнь нашим противникам“.

Из этих 30 лет последние пятнадцать он провел, занимаясь вопросами, связанными с Россией. Стараясь предугадать действия россиян и удивляя их самих. Он выслеживал шпионов, многие из которых - его бывшие коллеги. Когда я спрашиваю его, что он чувствовал, когда впервые допрашивал Алексея Дрессена, он поначалу молчит. Дрессен был его коллегой. Когда-то начальником, потом подчиненным. Они вместе пили по утрам кофе, махали руками на прощание, и, возможно, подолгу болтали на парковке. Пока не выяснилось, что Дрессен - предатель, работающий на Россию.

„Детали“, - отрывисто говорит он, когда я спрашиваю, что именно выдало Дрессена. Но, по словам Тоотса, когда он наконец сел за стол, по другую сторону которого в наручниках сидел его недавний коллега и добрый приятель, он почти ничего не почувствовал. „Нельзя принимать решения на горячую голову“, - считает он. Лишь однажды за время наших встреч он проявляет признаки раздражения - когда я интересуюсь, можно ли взять интервью у Эстона Кохвера. Отсутствие эмоций - это не просто черта характера. Это стратегическое оружие Александра Тоотса в борьбе против России.

„Ваше преимущество в том, что по натуре своей вы уравновешенный человек“, - как-то сказали Тоотсу люди из российской разведки. Дрессен на допросе тоже надеялся, что Тоотс проявит эмоции, но, когда этого не произошло, земля буквально ушла у него из-под ног. Они так не могут. Или не умеют. Из них выплескиваются эмоции. Они сердятся, расстраиваются, приходят в замешательство. В какой-то момент российские агенты перестают контролировать ситуацию - и ничего не могут с этим поделать. Так уж сложилось. „Умом Россию не понять“, - как говорят сами русские.

Закладка
Поделиться
Комментарии