Протяженность границы между Казахстаном и Россией составляет 7 600 км, пересечь ее можно через 51 контрольно-пропускной пункт. Большинство россиян, спасающихся от объявленной Владимиром Путиным мобилизации, предпочитают пересечь границу через ближайшие к городам центральной России пропускные пункты, в основном через Саратовскую и Оренбургскую области. Уже несколько дней там скапливаются самые большие пробки.

На КПП, которые расположены ближе всего к казахстанским городам — Петропавловску и Уральску, со стороны России стоят километровые очереди. Люди в них ждут возможности перейти границу по несколько суток.

Однако есть несколько КПП, через которые даже сейчас можно пересечь границу намного быстрее. В чатах, где координируются мужчины, уезжающие в Казахстан, пишут, что границу с Казахстаном в Курганской области можно пройти за несколько часов, почти на всех КПП в Омской, Тюменской и Челябинской нет очередей. В Алтайском крае уехать из России можно через пункты „Веселоярск“, „Михайловка“ и другие КПП. „Медиазона“ поговорила с россиянами, которым удалось пройти границу относительно быстро.

„Ехали в абсолютной тишине, смотрели в одну точку“. На автобусе через КПП „Михайловка“, 611 км от Новосибирска, 385 км от Барнаула

41-летний журналист Игорь Логинов из Москвы рассказал „Медиазоне“, что 26 сентября он успешно добрался до Казахстана через таможенный пост „Михайловка“ в Алтайском крае.

Логинов вылетел из Москвы в Новосибирск и встретился там с братом жены, сотрудником IT-компании. При выборе маршрута Игорь изучил гугл-карты и выяснил, что пробок по пути в Усть-Каменогорск нет. Тогда они с шурином купили билеты на автобус.

„Автобус напоминал ковчег, который плыл по направлению к границе Казахстана, к контрольно-пропускному пункту „Михайловка“, — вспоминает журналист. — Он был набит айтишниками, менеджерами, учеными. Все ехали в абсолютной тишине и смотрели в одну точку“. В таком же состоянии ехал и сам Игорь. „После 24 февраля многие знакомые уехали, а я тогда остался. Я коренной москвич, у меня жена, дети ходят в школу, своя квартира, — объясняет он. — Но сейчас, если ты остаешься, то либо постоянно думаешь о том, как бы тебя какие-нибудь камеры не спалили, если на тебя есть ориентировка, либо идешь в тюрьму, либо идешь убивать военкомов. Либо уезжаешь непонятно куда и пытаешься где-то залечь. Другого не дано. Конечно же, я не поеду никого убивать на Украину“.

Для рейсовых автобусов на КПП работает приоритетная полоса. Когда автобус, в котором был Игорь, приехал, очереди перед ними не было. Автобус десять минут постоял под шлагбаумом, затем его пропустили. Все пассажиры вышли, выстроившись в очередь, „и погрузились в тяжелое молчание“, говорит Логинов.

„Потом подходишь к окну, на тебя смотрит строгий таможенник и спрашивает: „Военнообязанный?“. Говорю: „Военнообязанный, категория „В“". Он смотрит на тебя и щелкает печатью. И ты выходишь и облегченно вздыхаешь“, — вспоминает он. По словам Игоря, пограничники пропустили всех, кто ехал с ним в автобусе.

Потом Логинов добрался до казахского КПП. Таможенники спрашивали у всех мужчин и цели поездки. Он ответил, что едет повидать друзей семьи.

Переход границы занял у Логинова и его попутчиков около часа.

„Когда все снова сели в автобус, испытали огромное облегчение, — говорит Игорь. — И тогда уже смеялись, переговаривались друг с другом, знакомились“.

„В очереди был даже батюшка в рясе“. Пешком через КПП „Вишневка“, 297 км от Волгограда

Ближайший от погранперехода „Вишневка“ город в Казахстане находится почти в 500 км от границы, но за последние несколько дней на этом не самом популярном прежде направлении тоже скопились сотни автомобилей. „Машины стоят трое суток. Те, кто переходит границу пешком, в среднем проходят за сутки. Все очень медленно, но на других КПП, говорят, еще хуже. Так что в итоге все, кто здесь оказался, сделали правильный выбор“, — говорит москвич Иван Болотов, который прямо сейчас пересекает границу с Казахстаном.

После начала войны в Украине 48-летний Болотов уехал из России в Ташкент, а в сентябре решил вернуться в Москву, чтобы забрать кота. „Но этот бункерный дебил сорвал мне все планы. Билеты пришлось сдать, кот остался в России, а я оказался тут“, — говорит он.

У погранперехода «Вишневка»

Болотов прилетел в Волгоград днем 27 сентября, пересечь границу через КПП „Вишневка“ ему предложил приятель, который ехал в Казахстан на машине. „Он приехал раньше, постоял двое трое суток и уехал на другой КПП, еще более глухой, — рассказывает Иван. — Но в итоге сейчас он возвращается в Москву — решил, что не успеет до 30 сентября пройти. Сейчас все уверены, что надо успеть до 30-го числа, а потом границы закроют“.

В аэропорту Волгограда Болотов обратил внимание, что возле площади, где припаркованы такси, постепенно скапливаются молодые люди с рюкзаками и с чемоданами. Все они планировали отправиться на погранпункты у границы с Казахстаном. „Там я познакомился с милыми ребятами, и мы взяли тачку на четверых. Водитель, тоже очень милый парень, по дороге остановился у магазина, чтобы мы могли купить хоть какую-то еду — дошираки и прочее“, — рассказывает Иван.

Дорога до КПП „Вишневка“ заняла больше четырех часов. На месте тех, кто решил пересечь границу пешком, встретили волонтеры, которые предложили мужчинам разбиться на группы по пять человек.

„Они записывают фамилии, сверяются с паспортом, а потом выкрикивают номера тех, кто может идти к КПП. То есть никто не лезет без очереди. По-моему, это волгоградские какие-то ребята. Они и волонтеры, и участники очереди. Поэтому они тем, кому еще долго ждать, тоже предлагают волонтерить“, — объясняет Болотов. Его группа была 418-й в очереди, в это время границу проходили пять человек из 280-й.

У погранперехода «Вишневка»

По словам Болотова, в очереди на переход границы собралась очень „разношерстная публика“: молодые люди из Москвы, Петербурга и Иркутска, Якутии, Бурятии и республик Северного Кавказа.

„Тут стоят не пацифисты и не диссиденты, а вообще обычные люди, далекие от политики, от всего. В очереди был даже 56-летний бородатый батюшка в рясе, сам бывший капитан-пограничник, — говорит Иван. — Я слышал, как он российскому погранцу объяснял, что ему нужно в Казахстан, а оттуда в Турцию, в Константинополь, потому что это святой город“.

Болотов добирался до российского КПП всю ночь, примерно в течение восьми часов. По его словам, пограничники задали ему „стандартные вопросы“ — откуда и куда он едет, а затем пропустили. Мужчина отмечает, что пока через границу пропускают всех, за редким исключением: „Слышал, что одного из пацанов не пропустили из-за каких-то военных дел с документами. Он был с двумя братьями, они тоже отказались дальше идти и вместе с ними вернулись“.

Оказавшись за российским погранпунктом, Болотов и другие мужчины из его группы расстелили на траве пенки и попытались отдохнуть. По словам Ивана, на нейтральной полосе он с удивлением увидел туалет, к которому выстроилась большая очередь. „На российской стороне туалетов не было вообще“, — говорит он.

У погранперехода «Вишневка»

Ивану и его попутчикам пришлось надеть на себя все теплые вещи, которые они прихватили с собой — ночью дул пронизывающий степной ветер, а разводить костры между погранпунктами строго запрещено.

„Тут мы встретили более подготовленных ребят: у них и теплые вещи с собой, и палатки, и горелки, — говорит он. — Но вообще все очень душевно, ночью пели под гитару песни System of a Down, Nirvana, „Гражданскую оборону“. Дикая взаимовыручка, все друг другу помогают, чем могут“.

К вечеру 28 сентября в очереди перед Болотовым оставались около 250 человек, он рассчитывает, что к утру он окажется в ближайшем от границы крупном городе Атырау. После того, как волонтеры предупредили, что скоро начнется дождь, один из казахстанских пограничников распорядился, чтобы на обочине развернули большую армейскую палатку, чтобы под ней могли спрятаться те, у кого нет машины. Люди в очереди начали аплодировать.

Редактор: Мария Климова

Закладка
Поделиться
Комментарии