„Не делай этого, не делай этого, не делай этого“. Так президент США ответил на вопрос модератора телекомпании CBS о том, что Джо Байден скажет Путину, если тот начнет склоняться к применению тактического ядерного оружия ввиду контрнаступления ВСУ и российских потерь в Украине.

Задать такой вопрос побудили двусмысленные высказывания российского президента и его пресс-секретаря, которые ряд аналитиков истолковали как угрозу Москвы применить против украинской армии ядерное оружие театра военных действий. Насколько реальной такую угрозу считают западные эксперты? Их мнения разделились.

Успехи ВСУ и риск ядерной эскалации

Профессор международных отношений Инсбрукского университета, эксперт по России Герхард Манготт (Gerhard Mangott) вполне допускает, что Путин способен применить такое оружие, если российская армия будет вынуждена и дальше отступать - особенно в том случае, если после потерь в Харьковской области возникнет и угроза утраты Крыма. Для начала он может дать своего рода предупредительный ядерный выстрел, например, взорвать заряд над акваторией Черного моря, а если не подействует, то и напрямую против ВСУ, считает Манготт.

Похожей точки зрения придерживается британский генерал в отставке Ричард Бэрронс. „Если в следующем году будет намечаться победа Украины в войне, а Россия окажется перед лицом поражения, ставящего под угрозу ее безопасность, - заявил он в интервью изданию Zeit Online, - то, согласно российской военной доктрине, должно применяться тактическое ядерное оружие. Мы должны брать это в расчет“.

По оценке аналитика американской Wall Street Journal, контрнаступление ВСУ представляет собой не только „важный поворот в войне“, но и таит в себе огромную угрозу: „Главы государств и правительств стран Запада должны настроиться на то, что он (Путин. - Ред.) применит ядерное оружие или попытается непосредственно втянуть НАТО в конфликт“.

Атомный удар по Киеву?

Иначе оценивает ситуацию профессор из университета бундесвера в Мюнхене Карло Масала (Carlo Masala): „Разумеется, теоретическая возможность применения химического или атомного оружия существует. Но в настоящий момент я считаю это чрезвычайно маловероятным“.

Масала приводит сугубо стратегические причины, препятствующие применению такого оружия на поле боя. „Где, собственно, Владимир Путин мог бы нанести удар, - задает профессор риторический вопрос. - По Киеву, чтобы украинцы сдались? Они этого не сделают, что скорее всего теперь уже и Путин понимает“. Бить по линии фронта тоже бессмысленно: „Здесь ему пришлось бы рисковать поражением своих же людей“.

Профессор Петер Нойман (Peter Neumann) из исследовательского университета Londoner King's College также исключает ядерную опцию Путина. Но по другим причинам - из-за возможной реакции Запада и в первую очередь США. „Путин понимает, что США в таком случае (применения тактического ядерного оружия. - Ред.) немедленно активно вмешаются в ход военных действий, - поясняет немецкий эксперт. - Это стало бы концом Путина, и он это знает“. То же самое касается и химического оружия: „Трудно себе представить, что США и Европа будут безучастно наблюдать, как украинских гражданских лиц травят и убивают ипритом или фосгеном“.

Последствия ядерного сценария

Немецкий военный эксперт из European Council on Foreign Relations Густав Грессель (Gustav Gressel) также относится, скорее, к числу скептиков. Он, правда, признает, что на первом этапе наступления ВСУ под Харьковом применение Россией атомного оружия поля боя, возможно, его бы остановило. Украинцы потеряли бы как минимум половину личного состава целой бригады.

„А если бы Россия сбросила на украинскую армию 20-30 атомных бомб по всей стране, то Украине был бы конец, - констатирует Грессель. - Но применение ядерного оружия имело бы для Путина колоссальные последствия“. Эксперт имеет в виду в первую очередь позицию нейтральных стран, от Индии до Бразилии, в отношении которых, по его словам, Путин добился заметных дипломатических успехов: „Все это оказалось бы под большой угрозой при таком сценарии“.

Кроме того, в таком случае не остались бы в стороне США. „Применение одного единственного ядерного заряда войну не остановило бы, - поясняет он. - В таком случае в Вашингтоне рухнули бы всякие ограничения в том, что касается поставок вооружений Украине и санкций против России“.

Применить тактический ядерный боеприпас неожиданно Россия тоже не сможет, уверен Грессель, поскольку такая атака - в отличие от запуска ракет стратегического назначения - предполагает достаточно длинную командную цепочку, а американская и британская разведки научились вполне сносно перехватывать российскую военную радиосвязь.

И все же полностью исключить атомный сценарий эксперт не берется. Как и Герхард Манготт, он допускает возможность применения ядерного оружия Россией в случае непосредственной угрозы Крыму. А еще - если российская армия начнет паническое бегство на всех фронтах в Украине, и убегающие обратно в Россию солдаты станут для Путина внутриполитическим риском.

Как оценивает риск применения Россией ядерного оружия правительство ФРГ

В первые дни и недели войны ядерный статус России производил на немецких чиновников и советников канцлера такое же впечатление, как удав на кролика - они были в ступоре. Это было заметно на брифингах, которые в те дни они проводили для журналистов.

Именно страх перед российским стратегическим потенциалом лишал их способности рассуждать и оценивать риски здраво, был едва ли не главной причиной долгой нерешительности Берлина начать поставки сначала хоть каких, а позднее - тяжелых вооружений Украине. Как бы не рассердить Путина! Как бы не спровоцировать российский ядерный удар!

Страх, разумеется, остался, но в Берлине научились реалистично оценивать степень риска. Вот и в понедельник, 19 сентября, на правительственной пресс-конференции представитель Минобороны ФРГ полковник Арне Коллатц (Arne Collatz) совершенно спокойно ответил на вопрос корреспондента DW об оценке его ведомством ядерных рисков.

Разумеется, такой анализ проводится и регулярно актуализируется, сообщил полковник. Конкретные оценки - военная тайна, но консультации на эту тему, по его словам, проходят как с партнерами Германии по НАТО, так и на межведомственном уровне - Минобороны с МИД ФРГ и ведомством федерального канцлера.

Закладка
Поделиться
Комментарии