Взрывы на авиабазе „Саки“ ВКС России в Крыму днем 9 августа оставили много загадок. Официально представители России и Украины заявили, что Украина не имеет отношения к взрывам, вызвавшим большие разрушения на базе и в соседнем поселке Новофедоровка. Анонимные украинские военные сообщили западным СМИ, что удар нанесли украинские спецназовцы с помощью „разработанного в Украине оружия“. При этом никто — даже анонимно — не выдвинул версию о том, что база была поражена украинским ракетным ударом (а именно на последствия такого удара более всего похожи документальные свидетельства с места взрывов). Это принципиальный момент: база находится за пределами дальности почти всех средств поражения, которые, как считалось, есть у Украины. Между тем западные противники поставок Украине дальнобойных ракет, которые способны поражать цели в глубине России и в Крыму, настаивают — удары такими ракетами могут вызвать непредсказуемую эскалацию конфликта.

До взрывов.

Где случились взрывы?

На авиабазе „Саки“ базируется 43-й отдельный морской штурмовой авиаполк Черноморского флота. Украинская разведка считает, что самолеты полка регулярно наносят удары по югу Украины, совершая „военные преступления против мирного населения“. Вероятно, полк — это основа авиационной группировки, поддерживающей российские войска в Херсонской, Николаевской и Запорожской областях.

Украинское командование не скрывает, что именно на юге страны оно планирует провести контрнаступление. Для его подготовки украинская армия наносит удары по мостам через Днепр, по которым идет снабжение российской группировки под Херсоном, а также российским средствам ПВО. Удары по одной из главных авиабаз в районе — логичное продолжение „подготовки наступления“.

После взрывов.

Что не так с версией Минобороны РФ?

По версии российского Минобороны, на базе взорвались авиационные боеприпасы, которые, в свою очередь, сдетонировали после „нарушения пожарной безопасности“ в пункте их хранения. Однако видео с места взрывов показывают, что взрывов было несколько. Так, автор, вероятно, самого раннего (по времени съемки) ролика начал съемку еще до взрывов: его интересовала подготовка ко взлету транспортного самолета Ил-76. Когда он повернул камеру на звук взрывов, в объектив попали два „гриба“. На чуть более поздних видео с других ракурсов видно, что на аэродроме начался пожар в двух разных местах, затем последовали новые взрывы.

При сопоставлении разных видео было посчитано, что расстояние между локациями двух взрывов составляет не менее 750 метров. Один взрыв произошел в районе помещения, похожего на склад, другой — около стоянки самолетов. „Грибы“ взрывов выглядят одинаково, что свидетельствует о том, что каждый из них был вызван схожей причиной, а произошли они одновременно.

На всех видео еще до двух мощных взрывов (и примерно посередине между ними) заметен дым в третьем месте; вероятно, этот дым также возник в результате взрыва, звук которого и побудил людей в разных частях Новофедоровки начать съемку авиабазы. Вполне возможно, что на этот звук повернулся и оператор, снимавший взлет Ил-76.

Все это делает версию Минобороны России крайне неубедительной: выходит, на базе произошел пожар на складе боеприпасов в одном месте, а сразу вслед за ним — детонация боеприпасов или нескольких емкостей с топливом (причем одинаковых) на расстоянии 750 метров друг от друга. То есть „правила пожарной безопасности“ были нарушены сразу в трех местах на расстоянии в сотни метров друг от друга.

Логичнее предположить, что все взрывы произошли в результате удара одинаковыми боеприпасами извне (либо при подрыве взрывных устройств, заложенных на самой авиабазе диверсантами).

До взрывов.

Чем мог быть нанесен удар?

Расстояние до авиабазы от ближайшей контролируемой украинской армией территории в районе Александровки Херсонской области составляет 207 километров. Это исключает использование почти любого оружия, которое есть на вооружении ВСУ.

После взрывов.

Анонимные украинские военные сообщили американским СМИ, что взрывы устроили спецназовцы с помощью „полностью украинского“ (то есть не поставленного с Запада) оружия. Теоретически на роль такого „оружия“ могут претендовать:

  • Ударные беспилотники серийного или кустарного производства. Разные БПЛА уже использовались украинскими военными для ударов по территории России и Крыма. Так, 22 июня украинский БПЛА со взрывчаткой спикировал на нефтеперерабатывающий завод рядом с городом Шахты Ростовской области. Вероятно, тихоходный и дальнобойный (дальность — более 200 километров) аппарат PD-2 украинской разработки был запущен из той части Донбасса, которая находилась тогда под контролем украинской армии. 31 июля беспилотник малого радиуса действия, запущенный с территории Крыма (вероятно, украинскими спецназовцами или партизанами), атаковал штаб ВМФ в Севастополе. Тип БПЛА тогда определен не был. Оба раза российское ПВО не смогло вовремя обнаружить и уничтожить относительно простые цели.

  • Противокорабельная ракета „Нептун“ (доработанная в Украине советская ракета Х-35) имеет заявленную максимальную дальность 280 километров. Украинское командование утверждает, что именно „Нептунами“ был атакован флагман Черноморского флота России крейсер „Москва“. Ракета, как заявлено, имеет систему коррекции с помощью GPS, что делает ее пригодной для ударов по стационарным наземным целям. Однако до сих пор не было известно о том, что „Нептуны“ использовались или даже испытывались для поражения наземных целей; неясно, какую они имеют точность при использовании коррекции с помощью GPS. Кроме того, подобные ракеты (летящие с дозвуковой скоростью, хотя и низколетящие) должны быть относительно легкой целью для российского ПВО, прикрывающего важные объекты. Наконец, взрывы на авиабазе были очень мощными, что не может быть объяснено ударами „Нептунами“ с боеголовкой весом 150 килограммов и, тем более, взрывом малого БПЛА.

  • Наконец, украинские спецназовцы теоретически могли проникнуть на авиабазу и заминировать ее.

Если был использован любой из этих вариантов, можно будет констатировать провал российских военных — либо системы ПВО, либо контрразведки Черноморского флота. Разумеется, признавать такие провалы для российского командования невыгодно, что может объяснить версию о нарушении „правил пожарной безопасности“ и отрицание украинского участия во взрывах.

Как на эту угрозу реагировала Россия?

По косвенным признакам известно, что российское командование опасалось, что ВСУ использует по целям в Крыму и в глубине России противокорабельные ракеты в стандартном режиме наведения с помощью активного радара. Чтобы этого избежать, например, рядом с Крымским мостом были установлены уголковые отражатели.

Все прочее оружие западного производства, официально поставленное в Украину, для мощного удара на более чем 200 километров не подходит. Так, высокоточные ракеты GMLRS для ракетных систем залпового огня (РСЗО) HIMARS, активно использовавшиеся ВСУ в последние недели для ударов по складам боеприпасов, штабам и мостам в глубине российской обороны, имеют дальность 85 километров.

Но РСЗО HIMARS имеют и другой штатный тип боеприпаса: вместо контейнера с шестью GMLRS можно установить две ракеты ATACMS с дальностью до 300 километров и боевой частью весом 225 килограммов. Официально в Украину они пока не поставлялись, но обсуждение таких поставок идет уже несколько месяцев (известно, что часто поставки новых типов оружия в Украину случались до их официального объявления). Украинские блогеры считают, что именно ATACMS были использованы для удара по авиабазе в Крыму.

Впрочем, сомнительно, что ATACMS уже поставлены в Украину. В администрации США по-прежнему многие выступают против поставок таких дальнобойных ракет (фактически аналога российских „Искандеров“), полагая, что это спровоцирует резкую эскалацию конфликта со стороны Москвы (вплоть до ударов по украинскому руководству или даже по целям в странах НАТО).

Судя по тому, что российское командование с порога отвергло версию удара дальнобойной ракетой, оно тоже пока не настроено на дальнейшую эскалацию.

Закладка
Поделиться
Комментарии