Останется ли что-то от памятника?

Стакис подчеркнул, что сохранять части монумента не планируется. Судьба Берлинской стены, куски которой продавались в качестве сувениров, памятник в Пардаугаве точно не ждет. Художественной ценностью памятник не обладает, что подтвердил Музей оккупации, заявил ранее градоначальник.

Директор Музея оккупации Солвита Виба сообщила порталу Delfi, что заявление Стакиса о том, что Музей оккупации провел экспертизу и ни один из элементов памятника в парке Победы не признан имеющим художественную ценность „было неточным и могло породить недоразумение“. В функции Музея оккупации не входит функция оценки художественной ценности демонтируемых объектов. Задачей Музея было принять решение, может ли оригинальная деталь или фрагмент демонтируемого объекта быть включенной в собрание Музея. Конкретно этим они занимались.

В свою очередь мэр Риги указал, что именно Музей оккупации занимался оценкой художественной ценности монумента. Однако, возможно, музей привлек для этих целей экспертов со стороны.

„Согласно законодательству, именно Музей оккупации занимается оценкой художественной ценности объекта. Сами они проводили оценку, или же попросили других экспертов, нужно спрашивать у них“, — сказал он.

Между тем директор Национального художественного музея Мара Лаце выразила озабоченность судьбой женской скульптуры (так называемой Ники), созданной Айварсом Гулбисом. „Образный язык послания, которое несет конкретная работа, в том числе фигурное решение, форма и другие выразительные средства, могут быть оценены как высокопрофессиональные, качественные и соответствующие актуальным художественным критериям своего времени“. По ее мнению, сохранение этой скульптуры для исследовательских целей может быть поддержано.

Свое мнение о скоропалительном решении уничтожения всех деталей высказал и докторант Даугавпилсского университета историк Каспарс Стродс, который изначально занимал позицию, что „памятники — это наглядный материал истории, который надо использовать как музейный экспонат“. Он признался порталу Delfi, что решение Рижской думы о необходимости полностью ликвидировать объект в связи с тем, что его части не представляют художественной и культурной ценности, стало для него сюрпризом.

„Я действительно слышал от тех, кто занимается историей культуры, что особой художественной ценности у памятника нет или она минимальна, но как историк я считаю, что это решение было поспешным и ошибочным, — рассуждает Стродс. — Как минимум стоило сохранить какие-то части для следующих поколений. Мне кажется, лет через 10-20 наше общество осознает эту ошибку. Сохранять то, что связано не с самыми лучшими воспоминаниями, и показывать это следующим поколениям — это тоже важно. Можно показывать фотографии и видео, но это будет не то же самое.

Кроме того, сохранение частей памятника могло бы стать компромиссом с той частью общества, для которой он был важен. То, что с этой частью общества не было никакого диалога — на мой взгляд, одна из самых больших ошибок. Для меня это, безусловно, символ оккупации, но надо понимать и тех людей, которые ассоциируют себя с этим местом. Для них это в некотором роде религия. Снос памятника никак не поменяет социально-политическую картину в нашем обществе в целом. Вообще это вопрос стоит рассматривать комплексно. С одной стороны, нам нужна декоммунизация. А с другой, если бы не 24 февраля и если бы не выборы в октябре, то вопрос памятника так и остался бы на уровне дискуссий“.

Были ли получены официальные запросы от России по сохранению памятника?

Россия не раз заявляла, что предлагала Рижской думе забрать памятник в Пардаугаве и установить его в Ивангороде. Очередное заявление об этом появилось в среду, 3 августа. Так, глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин поручил провести проверку в связи с решением об уничтожении памятника.

Как сообщили в СК РФ агентству ТАСС, несмотря на просьбы России передать монумент и другие части комплекса, Рижская дума отказала в этом. Стакис подтвердил порталу Delfi, что такие письма поступали, однако было принято решение уничтожить памятник, а не передавать его России.

„Да, мы получали письма от российской стороны, в которых был проявлен интерес к тому, чтобы забрать памятник. Но мы всем своевременно сообщили, что мы не собираемся его передавать“, — отметил он.

Кто застройщик и сколько будет стоить демонтаж?

Политик заявил, что застройщик для выполнения работ по демонтажу выбран закрытым порядком. Если на заседании комитета по финансам и административным вопросам Рижской думы, которое запланировано на 15 часов 4 августа, будет принято положительное решение о выделении средств на снос монумента, то договор с застройщиком может быть заключен уже в пятницу, 5 августа.

„Из соображений национальной безопасности мы выбрали застройщика в рамках закрытой процедуры опроса, но информация о закупке не скрывалась - она была доступна в электронной системе закупок. Однако в мае первые переговоры с застройщиками уже состоялись“, — сказал председатель Рижской думы.

По словам Стакиса, изначально были опасения, подаст ли кто-то, вообще, заявку. Он выразил понимание того, что общественность обеспокоена организацией процесса демонтажа памятника. Но на данный момент, по словам мэра, нет возможности раскрыть некоторую информацию. В свою очередь, чтобы обеспечить представительство общественности в процессе демонтажа памятника, общество Delna будет присутствовать при реализации проекта.

Стакис сообщил, что затраты на работы по демонтажу памятника составят около 2,1 миллиона евро. Примерное распределение денег - такое: 3% - на оборудование и содержание строительной площадки, 3% — на защиту и реорганизацию инженерных коммуникаций, 7 % — на демонтаж обелиска и скульптур, 24 % — на демонтаж постаментов, технических помещений и фундамента, 45 % — на снос и засыпку бассейна, 18 % — расходы на благоустройство территории.

Как будет проходить снос и планируются ли дискуссии с жителями?

Работы по демонтажу должны начаться уже в ближайшее время, однако никаких дискуссий с жителями Рижская дума по этому вопросу не планирует.

„В этом случае мы считаем, что решение принято и в Думе, и в парламенте. Когда оно принималось, проходили и дискуссии, и обсуждения среди депутатов в том числе. Но сейчас мы не думаем, что это как-то повлияло бы на процесс“, — указал мэр Риги.

Как подчеркнул Стакис, в дискуссиях с журналистами он часто поясняет, что этот памятник значит для большой части общества, почему он для нее важен. Мэр указал, что решение о демонтаже противоречивое, но все относятся с пониманием.

Тем временем, исполнительный директор Риги Янис Ланге подчеркнул, что в связи с демонтажем памятника есть два риска: первый — не уложиться в указанный срок, поскольку законом предусмотрено, что надземная часть памятника должна быть демонтирована к 15 ноября, а второй риск связан с национальной безопасностью, поэтому необходимо не допустить „торпедирования“ процесса.

Он отметил, что переговоры со строителями были начаты в мае с целью выявления ресурсов, технологий и заинтересованности застройщиков в целом. Далее были разработаны критерии участия застройщиков в закрытом опросе цен. Всего в опросе приняли участие пять предприятий.

„Я понимаю интерес СМИ к кандидатуре застройщика, но дайте нам немного времени - пока не начнется строительство, мы работаем над протоколом безопасности, чтобы понять, как будет организована работа, будут ли, например, у рабочих жилеты с надписями. Это призвано обеспечить максимальную безопасность процесса и избежать провокационных рисков“, — сказал исполнительный директор города Риги.

Что касается метода демонтажа памятника, Ланге пояснил, что из-за сжатых сроков строители не могут использовать традиционный метод сноса монумента сверху вниз. Скорее всего, памятник придется демонтировать, повалив его на землю, но как именно это произойдет, еще уточняется.

Закладка
Поделиться
Комментарии