Поломанная мебель, выбитые двери, взорванные полы - так выглядят квартиры уехавших за границу белорусских оппозиционеров и их родственников после проведения в них обысков. Видео с изображением жилья до и после визитов силовиков, сопровождающееся заставкой из передачи телеканала НТВ „Квартирный вопрос“, выставляют в провластных Тelegram-каналах.

Недавно подобным образом были разгромлены квартиры оппозиционного политика Валерия Цепкало, бывшего ресторатора Вадима Прокопьева, блогера Андрея Паука. Приходят силовики и к родным активистов - сильно пострадало после обысков жилье матери блогера Антона Мотолько и матери редактора Теlegram-канала „Каратели Беларуси“ и YouTube-канала „Дикая охота“ Янины Сазанович. Что говорят те, на кого таким образом хотят надавить белорусские власти, и как подобные акции расценивают правозащитники?

„Оторвали пол и разгромили мою комнату“

„Первый погром был летом 2021 года. Силовики выбили дверь и с пистолетами забежали в пустую квартиру. К счастью, мама с бабушкой, которая страдает деменцией, успели уехать буквально за пару дней до этого“, - вспоминает редактор Тelegram-канала „Каратели Беларуси“ (признан властями РБ экстремистским. - Ред.) Янина Сазанович.

По словам активистки, в квартире ее матери визитеры сломали диван и зачем-то везде разбросали наполнитель для кошачьего туалета. Видео и фото результатов „обыска“ опубликовали в интернете. Во второй раз, продолжает Сазанович, силовики пришли в апреле 2022-го: „Они оторвали пол, полностью разгромили мою комнату. Квартира опечатана, туда нельзя войти, при этом, насколько я понимаю, дверь нормально не закрывается. Я не была в Беларуси с 2019 года. У меня нет там никакой недвижимости, поэтому они разгромили квартиру моей мамы“.

Девушка также сообщила, что силовики побывали и в одной из деревень в Бресткой области, где когда-то жила ее бабушка. Сазанович не знает, заходили ли они в дом, но разломали старый сарай. Кроме того, по ее словам, визиты были и к родственникам, с которыми у Янины давно нет никаких контактов. „Я уверена, что это месть, и даже знаю, кто из сотрудников ГУБОПиК мне мстит, - делится редактор Тelegram-канала „Каратели Беларуси“. - Мама спокойно это восприняла, сказала, что, когда мы вернемся в свободную Беларусь, люди, которые разгромили квартиру, будут ее же и восстанавливать„.

Насколько известно самой Янине Созанович, в отношении нее в Беларуси заведено уголовное дело по ст. 130 УК (“Разжигание социальной вражды или розни“).

„Даже у их единомышленников это не вызывает восторга“

26 мая силовики пришли с обыском в квартиру блогера Андрея Паука и его бывшей жены Ольги в поселке Октябрьский Гомельской области. Паука в Беларуси обвиняют в незаконных действиях в отношении информации о частной жизни и персональных данных (ч. 3 ст. 203-1 УК) и оскорблении представителя власти (ст. 369 УК).

„Было смешно, что они входили с пистолетами в пустую квартиру - там уже два года никто не живет. Уверена, это просто месть. Смысл в том, чтобы устроить беспорядок, показать соседям, что бывает с теми, кто не согласен с властью, и причинить нам некоторые моральные страдания. Не знаю, что у них было в руках - кувалды, топоры, - потому что все, что можно было сломать, сломали. Для меня непонятно, зачем они это делают, потому что даже у их единомышленников это не вызывает восторга“, - говорит Ольга.

Она рассказала DW, что разгромленная была приобретена в кредит, который они с Андреем продолжают выплачивать. Если прекратят, то платить обяжут поручителей. Сейчас квартира опечатана. После обыска Андрей Паук позвонил в милицию, чтобы узнать, кто и почему разгромил его жилье. „Устраивали шоу для граждан Беларуси, хотелось бы знать актеров. Но они почему-то стесняются подобных вещей, - иронизирует блогер. - Один из собеседников сказал, что все было по закону. Возвращайтесь, мол, на родину и не возмущайтесь. Мне квартиру и вещей не жалко, жду, когда исполнителей и заказчиков осудят“.

Обыски прошли и у родителей Андрея и Ольги. „Насколько я знаю, с моей мамой записали видео о том, как она меня осуждает. Правда, оно так не появилось в интернете“, - уточнила Ольга.

„Цель - запугивание людей с другими политическими взглядами“

„Судя по публикациям в провластных Тelegram-каналах, цель подобных „обысков“ - не установление истины, не розыск преступников, доказательств или орудий преступлений, а запугивание людей, имеющих другие политические взгляды. Так же это подается и самими силовиками. Мы можем почитать, как они комментируют то, что сделали. Это месть, но месть не должна быть целью правосудия“, - подчеркивает ответственный за вопросы юстиции в Народном антикризисном управлении (НАУ) и Координационном совете белорусской оппозиции, юрист Михаил Кирилюк.

Что касается давления на родственников политических активистов, то, по словам Кирилюка, стоит вспомнить положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства: когда речь идет о допросе, человеку даются разъяснениях о том, что он вправе не свидетельствовать против себя самого, а также лиц, которых обосновано считает своими близкими. „В Беларуси близких людей вынуждают не то что давать признательные показания… По сути, это принуждение к выражению политической позиции, которая противоречит их взглядам, - продолжает юрист. - Речь идет, к сожалению, о самом вульгарном политическом преследовании“.

Ситуацию с погромами квартир выехавших за границу оппозиционеров и политических активистов DW прокомментировали правозащитники из Белорусского Хельсинкского комитета (БХК): „У сотрудников правоохранительных органов есть право входить в помещения, в том числе, с открытием запирающих устройств, вскрытием дверей, если там скрывается подозреваемый или совершено преступление. Когда же приходят в квартиры людей, которые давно выехали, и об этом всем известно, то это элемент давления на таких лиц и их семьи“. По словам правозащитников, подобные действия нарушают право на неприкосновенность жилища и частной жизни.

Закладка
Поделиться
Комментарии