В сегодняшнем номере Eesti Päevaleht вышла история о конфликте между врачом и пациентом в больнице Магдалена. Пациентка не могла или не хотела говорить по-эстонски, а врач не мог или не хотел говорить по-русски. Конфликт закончился тем, что пациентка осталась без медицинской помощи. Версии разных сторон противоречат другу другу и до конца не понятно, по чьей вине пациентка не получила помощь, но, к счастью, ей предложили новое время у врача, который владеет русским языком.

История нашей страны сложилась так, что у части проживающих здесь людей родной язык эстонский, у других — русский. Длительный опыт совместного существования показывает, что если люди хотят понять друг друга, то совершенно не важно, на каком языке они говорят. Так всегда было, так происходит в любой стране мира. В Эстонии последние тридцать лет языковой вопрос сильно политизирован. И то, что последние пять месяцев в Украине идет война, начатая путинской Россией, повышает градус языкового вопроса.

Но даже в таких условиях важно оставаться порядочным человеком. Врач давал клятву Гиппократа, и это, среди прочего, означает, что он должен быть терпеливым, понимающим и помогать всем, кто нуждается в помощи, несмотря на национальность, язык и другие отличия. Не может быть оправданием то, что у эстонских врачей высокая нагрузка и много нервной работы. Врач должен сделать все, чтобы помочь пациенту; если это неприемлемо, то работа врача человеку не подходит. В то же время совершенно аномально и то, что люди, которые родились в Эстонии и прожили здесь всю жизнь, не могут выучить государственный язык на элементарном уровне. Но и это не должно быть предлогом.

Тем не менее, данный конфликт показывает, что в городах со смешанным населенияем такие случаи все же редки. Конечно, время от времени люди сталкиваются с хамством и халатностью медицинского персонала, но иногда такие жалобы необоснованные. В случае конфликта непременно следует обратиться к руководству, поскольку хамство в медицинской — и любой другой среде — недопустимо. Если это не помогает, остается еще один путь: обратиться к четвертой власти (к журналистам). История, описанная в Eesti Päevaleht показывает, что решение конфликта было найдено.

Закладка
Поделиться
Комментарии