Координатор организации „Друзья Мариуполя“ Александра Аверьянова рассказала нашему корреспонденту, что с точки зрения социального департамента, многие беженцы, молодые и сильные, вполне могут ночевать на вокзале. „Но по нашим данным, – говорит Александра, – на вокзале вынужденно ночуют иногда семьи с детьми, беременные женщины. Если учесть, какую дорогу они проделали после проведенных нескольких недель в подвалах, с нашей стороны это бесчеловечно“.

Катя Романова сейчас координирует работу волонтерского офиса в Нарве. По ее словам, хоть и открыли 1 июня инфопункт и людей стали направлять туда, часто оказывается, что или мест уже нет, или люди приезжают вечером, когда электрички не ходят. Последняя до Йыхви из Нарвы идет в 17:23. И значит, надо где-то ждать до утра. „Пограничники выпускают с КПП даже тех людей, кому нужна помощь с ночлегом, отправляют их на вокзал ждать, – говорит Катя. – Вокзал находится напротив нашего центра. Мы часто вечером видим людей, они растеряны, не знают, что им делать дальше. Хотя иногда нам звонят с погранпункта, и сами пограничники просят принять людей на ночевку. Кстати, если беженцы самостоятельно поедут в Йыхви, то их там могут не принять. С границы обязательно информируют, что приедет такое-то количество человек. Если человек вышел с КПП, то все. Вернуться что-то уточнить уже нельзя“.

Здание на Ваксали, 19 в Нарве, где расположен волонтерский центр

По словам Романовой, денег на отель у беженцев нет. Они приходят ночевать к волонтерам на Ваксали, 19 . Всего в центре 30 мест, а людей бывает больше. „Они едят, спят и получают консультацию, затем обычно едут в Йыхви или в Таллинн, – рассказывает Катя. – Если не сложный случай, то мы помогаем с покупкой билетов. Если нужно продумать сложный маршрут, то заполняем анкету „Друзей Мариуполя“ и ищем таким украинцам куратора“.

„Многие впервые едут за пределы Украины, – добавляет Александра Аверьянова. – Кто-то впервые столкнулся с бронированием билетов, гостиниц. Кто-то в аэропорту не может даже сориентироваться, куда сдавать багаж. Государство не может покупать билеты, это будет выглядеть как депортация. Ясно, что соцслужбы не будут и с маршрутом помогать ради одного человека. Мы и не просим, хотим только разместить беженцев в нормальных условиях, пока они ждут билеты, решают, куда отправятся дальше, чтобы они ночевали не на вокзале“.

Инфопункт стоит открыть именно в Нарве

Александра предлагает открыть инфопункт в приграничной Нарве. Волонтеры не раз встречались с руководством города, в ответ слышали, что в Нарве центр по политическим моментам открывать не будут. „Но давайте так рассуждать, – продолжает Александра. – В Нарве сейчас работают четыре волонтерских центра, с вилами туда никто не ходит, всё спокойно. Если мы не будем помогать, то люди же все равно будут проходить границу. Из Украины в Россию вывезено больше миллиона человек. Они год будут ехать через Эстонию. У них реально нет денег, если они не будут встречать помощь при транзите, они будут оставаться здесь. И что мы будем делать, если почти все захотят жить в Эстонии?“

Волонтерский центр на Ваксали, 19 в Нарве

Позиция Аверьяновой, что после того, как люди прошли на российской границе не самую приятную процедуру, им лучше остановиться отдохнуть в Нарве, а не ехать на электричке 50 километров до Йыхви, звучит очень логично. Тем более, что после одной ночи они чаще всего едут в Таллинн. Люди сразу, без утомительной дороги, смогут отдохнуть 1-3 ночи в Нарве, найти нужную информацию в интернете. Возможно, получить первую помощь, если она нужна, или психологическую поддержку.

Координатор коммуникации „Друзей Мариуполя“ приводит в пример молодую девушку 2003 года рождения с ребенком двух лет на руках. Она сидела с малышом в подвале, теперь пребывает в такой депрессии, что говорить не может, не то, что решить, куда ей ехать. Поэтому, подытоживает Аверьянова, добраться многим людям, убежавшим от войны, сложно даже до Йыхви. В стрессе они не могут определиться с дальнейшим маршрутом.

Хорошо бы, чтобы те, кто просит помощи, ее получили

Александра обращает внимание и на момент, связанный с деньгами: даже если у кого-то из беженцев достаточно денег, они не знают, где гостиница, не могут погуглить, потому что в роуминге у них нет интернета. Кроме того, возможно, у них есть рубли, гривны, доллары, но не евро. Поэтому говорить, что у людей есть деньги, пусть снимают хостелы и отели, неверно.

При этом не все просят помощи, комментирует Александра. Она приводит факт: соцдепартамент озвучил, что их специалисты за неделю провели 500 консультаций. А волонтеры „Друзей Мариуполя“ в Нарве и Таллинне за неделю провели 300 с небольшим консультаций. При этом через границу переходит примерно 2000-2500 беженцев за неделю. То есть большинство справляются самостоятельно, также есть те, кто едет целенаправленно к кому-то в Эстонии.

Кроме „Друзей Мариуполя“ работают другие волонтерские организации, они тоже помогают: кто-то автобусом, кто-то едой, жильем, консультациями. „Но все равно, те, кто действительно может, действуют сами, а мы помогаем тем, кто нуждается в помощи, – заключает Аверьянова. – В среднем на беженцев, пересекающих границу, по словам соцдепартамента, приходится по 300 евро. Но это же в среднем. Значит, у кого-то есть несколько тысяч, а у кого-то – 50 евро. Да и что такое 300 евро? Люди дальше едут в Европу. Им нужно есть, покупать билеты. Наша позиция такая, что хорошо бы, чтобы те, кто просит помощи, ее получили“.

Волонтерский центр на Ваксали, 19 в Нарве

Уменьшается ли поток беженцев?

Поток за прошлые несколько недель не стал меньше, говорят волонтеры, размещающие беженцев в нарвском хостеле театрального центра Vaba Lava. По оценке Кати Романовой с Ваксали, 19, поток стал немного меньше, возможно, благодаря силам информационного центра в Йыхви. Но бывают дни, когда заполняемость у них на Ваксали полная. Если смотреть официальную статистику, то в целом за один день в Эстонию въезжает меньше украинских беженцев, чем в мае. В мае были дни, когда за день через границу проходило больше 600 беженцев.

Всего с 27 февраля по 12 июня Эстония приняла 42 257 украинских военных беженцев. Зарегистрировано 27 489 заявлений о временной защите.

Закладка
Поделиться
Комментарии