Алла, женщина средних лет, подергала ручку двери и удивилась. Когда она прочитала объявление, решила, что только один день не будет работать аптека. "Что значит навсегда? – изумленно спросила Алла, когда я сказала, что теперь здесь не будет этой аптеки. – Я же привыкла, мне удобно здесь в любое время заходить, как же теперь будет". Предлагаю пройти в соседнюю, она через два дома на этой же улице. Алла не согласна, говорит, ей нужна именно Benu. Придется ходить на Кересе.

Закрывшаяся аптека в Нарве

Со стороны даже странно, около аптеки не припарковаться, рядом – есть и другие. Зачем переживать? Но эту аптеку на Пушкина до сих пор по старинке называют "Центральной" и продолжают любить. Она здесь работает, по словам историка, нарвского гида Александра Опенко, с 1960 года. Сначала, действительно, называлась "Центральной", потом, после приватизации, входила в сеть Apteek 1. А с 2011 года стала частью аптек Benu.

"Это очень грустно, - говорит Александр Опенко. - Возраст аптеки 78 лет". Александр рассказал, что ее легендарными руководителями были Сальме Пуркин и Мария Партхаль. Сальме Пуркин - первый провизор в послевоенной Нарве. Она открывала аптеку осенью 1944 года в казарме №16 на Кренгольме.

"Целые здания остались тогда только в районе Кренгольма, в Нарве в то время проживало примерно 500 человек, - констатирует Опенко. - Комнатка для аптеки нашлась не более двадцати с небольшим метров. Было сложно начинать. Не было даже мебели, где хранить тару, лекарства. Центральное правление не могло помочь". Сальме Пуркин, по рассказам Опенко, ходила по городу, собирала дерево, чтобы что-то самостоятельно смастерить. В 1945 году освободилась соседняя казарма №15. Для аптеки там выделили уже 98 метров. Там аптека находилась до 1956 года. Появились в штате, кроме провизора и фармацевта, фасовщики, санитары.

"Сейчас много готовых лекарств, в то время часто делали их индивидуально, - продолжает историю Опенко. - Чтобы готовить лекарства нужны были и люди, и препараты, и помещение. Город рос, людей становилось больше. На Йоала, тогда улица Ленина, шло строительство новых домов. В здании № 3 им выделили помещение побольше. Аптека заработала вторую категорию. Это было почетно. К 1960 году построили дом на Пушкина, 13. Его спроектировал архитектор Лоренц Хальяк. Аптека вновь переехала, и четвертый раз Сальме Пуркин начала ее обустраивать".

В 1970-м году Сальме ушла работать в аптеку, созданную при новой поликлинике. Она освободила место молодым. Появился новый руководитель. А потом еще один – Мария Партхаль. "Героическая женщина, - с восторгом говорит Опенко. - При ней разросся коллектив, расширилось помещение, потому что докупили площади, получили первую категорию, добавили новые услуги".

В 90-х годах, после того, как Советский Союз ушел в небытие, Мария Партхаль приватизировала аптеку. Она со временем стала частью сети Apteek 1. Хотя для жителей города, по сути, мало, что изменилось. В начале 2000-х Мария продала бизнес и помещение, но разным собственникам. В 2011 году аптека с такой длинной историей влилась в сеть Benu. С советского времени она и часовой магазин рядом были естественной частью города, символами тех лет. Кстати, там долгое время, по воспоминаниям, говорили только на эстонском языке. И аптеку даже называли оазисом в пустыне, имея ввиду язык. Теперь в городе одной легендой меньше.

Закладка
Поделиться
Комментарии