…но получилось, как всегда.

9 мая в целом прошло нормально – людей было меньше, чем в прежние годы, абсолютное большинство вело себя достойно, возлагали цветы (точнее, передавали), надолго не задерживались, в конфликты не вступали, полиция – как и всегда – действовала спокойно и профессионально. Журналисты, как обычно, выискивали компромат, и, как обычно, без особых успехов. В соцсетях возмущались те же люди, что и обычно, с обеих сторон. Когда день закончился, казалось, можно выдохнуть.

Увы, всё только начиналось… Демонстративное сгребание цветов трактором стало триггером. Кто дал указание, так и непонятно. “Ригас межи” говорит, что полиция, полиция отрицает. Министры Пабрикс и Голубева оценили эти действия критически, мэр Стакис – похвалил.

Реакция оказалась быстрой и болезненной, 10 мая к памятнику пришли с цветами и те, кто не был там накануне. И на сей раз многие задерживались надолго, пели песни. И, конечно, появились и попы гапоны с российским флагом и георгиевскими ленточками – немного, но вполне достаточно, чтобы запустить следующий этап машины Голдберга – девятый вал возмущённых постов в латышских соцсетях, авторы которых уже не стеснялись в выражениях…

Масла в огонь подлил портал ziedot.lv, запустив сбор средств на снос памятника (тем самым, считаю, поставив серьёзное пятно на своей репутации).

Итог печален. Для путинистов и крымнашистов мало что изменилось, они своего добились, им теперь лишь понадобится чуть меньше пропагандистских фейков. Но обида, психологическая травма остались у многих из тех, кто к России относится весьма критически. И именно у тех, кто интегрирован в латышскую среду, читает латышские соцсети.

Повторюсь: символы и ритуалы воспринимаются разными людьми очень по-разному, на эмоциональной, а не рациональной основе. Пытаться обосновать (или опровергнуть) их рациональными аргументами – занятие бесперспективное. Ещё хуже – пытаться переломить через колено.

Теперь все наши latviskās partijas дружно превратились в “Национальное объединение”, голосуют единогласно, как в Беларуси, соревнуются за то, кто придумает самый быстрый способ сноса памятника и громче объявит врагами и нелояльными всех, не одобряющих это решение.

Считаю, в этой ситуации было бы правильно направить собранные средства на помощь Украине. Сейчас самое главное – остановить агрессию, спасти людей, помочь беженцам. Если кто-то из жертвователей читает этот пост, ответьте, пожалуйста – вы согласились бы с таким предложением? Если нет, то почему?

Да, судьба памятника была решена утром 24 февраля, было понятно, что он станет ещё одним collateral damage – сопутствующим ущербом путинской агрессии. Но всё равно очень грустно смотреть, с какой готовностью наша прогрессивная общественность и политическая элита следуют путинскому сценарию.

Закладка
Поделиться
Комментарии