”Керес хотел уехать, но лодка не пришла”. Мерике Рытова — о великом современнике

 (27)
эксклюзив RusDelfi
Paul Keres
Paul KeresFoto: Gunnar Vaidla, Rahvusarhiiv

Мерике Рытова играла в шахматы в одном клубе с Паулем Кересом, сама была прекрасной шахматисткой (международный гроссмейстер по переписке). Керес всегда был для нее авторитетом и задавал ту высоту, к которой она, как и многие другие эстонские шахматисты, стремилась. В день 105-летия лучшего эстонского гроссмейстера в истории Мэрике рассказала о нем для RusDelfi.

Сегодня у Кереса юбилей — 105 лет. Как он отмечал дни рождения, когда был жив? что это были за праздники?

У нас большая разница в возрасте, так что я не присутствовала на таких мероприятиях. Дни рождения он, очевидно, справлял дома, в кругу семьи — если не уезжал ни на какие соревнования.

Почему Керес остался в СССР, почему не уехал в 1944 году в Швецию, например, как это сделали многие эстонцы?

Знаю, что он хотел уехать, но ему не повезло — не пришла лодка, а потом оказалось слишком поздно. В тот день помимо Кереса и его семьи были еще люди, которые хотели уехать, но не пришла лодка и они остались здесь. Это было в конце войны, когда советские войска входили в Таллинн, то есть в 1944 году.

Читайте также:

Можно ли сказать, что его жизнь на Западе была бы лучше?

Если бы он уехал, он не смог бы уже вернуться и, возможно, не смог бы играть в турнирах в СССР. А в СССР жизнь была сложная, но ему помогало то, что он был одним из ведущих шахматистов в мире, а в Советском Союзе ценили шахматистов. А по поводу отношений с советским руководством — мне тяжело судить, потому что я могу не все знать. Время после войны действительно было тяжелое и непростое, но я была ребенком. Тогда никто ничего не знал наверняка, даже когда журналисты потом писали о нем и его жизни в советское время, они не моги знать всей правды и, может быть, не обо всем могли писать.

Согласны ли вы с теми, кто считает Пауля Кереса сильнейшим шахматистом среди тех, кто не был чемпионом мира?

Так действительно говорят, и мне приятно согласиться с этим. Но, конечно, судить объективно об этом сложно. Но нам, эстонцам, очень приятно считать, что это так. А вообще, его очень уважали во всем шахматном мире, он пользовался очень сильным авторитетом.

Merike Rõtova, maleperekond, Ev100 peret Foto: Ekspress Meedia

Похороны Кереса собрали в Таллинне больше 100 000 человек. Как это всё происходило? И не боялись ли советские руководители такого столпотворения.

Очевидно, нет, не боялись — все-таки похороны. И если честно, столько народа на улицах Таллинна я не видела. Но я очень хорошо помню, что когда гроб выносили из концертного зала Эстонии, везде-везде был народ. И была тишина, которой невозможно представить. Когда столько людей приехали со всех концов Эстонии, и сохраняли такое безмолвие.

Я сама играла в шахматы, в шахматном клубе все были знакомы. Я, конечно, смотрела на него, как на кумира, он был на 20 лет старше меня. Но он относился ко всем людям доброжелательно, не смотрел свысока. Это было удивительно. Но, еще раз хочу подчеркнуть, он был непререкаемым авторитетом. Иногда возникали споры в шахматных кругах Эстонии по поводу состава команды, например. Мужчины в такие моменты очень горячо спорили, я даже удивилась, когда впервые увидела это. Я помню, как в такой момент кто-то спросил мнение Кереса. Тогда все разом затихли, а он высказал свое мнение очень тихим, спокойным голосом. И его слушали!

Merike Rõtova, maleperekond, Ev100 peret Foto: Ekspress Meedia

Еще больше новостей про СПОРТ ЗДЕСЬ.

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.