"Журавли" улетели

 (36)

Еще недавно эксперты прогнозировали, что к середине лета число безработных в Эстонии увеличится до 100 тыс. человек. И называли это катастрофой. Реальность же оказалась еще хуже, поскольку, по данным Евростата, реальный уровень безработицы уже в мае превысил стотысячный рубеж, составив 103 000 человек. И это только „цветочки".

Уже сейчас Эстония вошла в пятерку передовиков по безработице в ЕС, не исключено, что к осени мы выбъемся в абсолютные лидеры. На это указывает многое. В частности, то, что хотя в ожидании вступления в силу нового Закона о трудовом договоре многие работодатели и отложили сокращения, бесконечно этот процесс затягивать не будут, даже если закон не вступит в полной мере в действие с 1 июля. У работодателей просто нет больше денег содержать в условиях кризиса так много работников, а потому, вероятно, в июле начнутся массовые сокращения при любом действующем законодательстве.

Осмелюсь предположить, что число безработных к осени составит 120-130 тыс. человек. Возможно данные по официально зарегистрированным безработным будут несколько отличаться, ведь не даром создавалась мудреная система регистрации и учета безработных, которая для многих не может предложить никакой защиты.

На фоне этого дико выглядят склоки между политиками, дерущимися за министерские портфели и обвиняющими друг друга во всех смертных грехах, не предлагая при этом никаких выходов из сложившегося положения, кроме сокращения бюджета и повышения налогов. Проще всего залезть в карман к людям и забрать там последнее. Очень просто также усилить налоговые репрессии в отношении и так страдающих от кризиса фирм. Только к чему это приведет?

Конечно, кратковременный эффект будет, а что делать потом, когда люди останутся без жилья и пропитания, а предприятия просто обанкротятся? Почему хвалящееся своей экономической гениальностью правое правительство не смогло до сих пор разработать программы поддержки малого и среднего бизнеса на время кризиса? А ведь именно он является основой современной экономики.

Что делать, например, предпринимателю, если он испытывает временные проблемы с уплатой налогов, но по-прежнему в состоянии платить работникам? Задерживать зарплату и платить налоги? Или же платить зарплаты, но задерживать налоги? Сейчас предприниматели склоняются чаще к первому варианту, поскольку при нынешней налоговой системе задержка с уплатой налогов неминуемо приведет к аресту банковских счетов и последующему банкротству предприятия. Ведь с арестом счетов предпринимателю не остается вообще никаких денег для продолжения работы.

Между тем, на время кризиса государство могло бы пойти фирмам на уступки, означающие сохранение рабочих мест. Почему бы не оставлять предприятиям хоть какие-то деньги для поддержания бизнеса, хоть процентов 30-40 от доходов, а не забирать все? С высоких трибун неоднократно говорилось о том, что законодательная система должна быть гибкой, однако на деле эта гибкость используется не во благо работников или предпринимателей, а государства. Так происходит, например, со стремлением государства обложить социальным налогом дивиденды, пользуясь невнятностью формулировки этого понятия в законодательстве.

То же самое происходит при толковании понятий „разумные расходы" или „разумное количество". У каждого свой разум! Может, стоило бы составлять законы точнее, а исключения регулировать через судебные прецеденты? Сейчас все происходит наоборот.

Казалось бы, все это юридические мелочи, которые не касаются простого человека. На самом же деле, именно законодательное регулирование, основанное на здравом смысле, а не популистские заявления о создании новых рабочих мест, могло бы на время кризиса сохранить от банкротства сотни предприятий, а значит и уже имеющиеся рабочие места. Ведь создание нового требует значительно больше затрат, чем сохранение старого и уже работающего.

В предвыборном угаре политики вновь гоняются за журавлями в небе, между тем синица в руках уже скоро откинет лапы.