Все только начинается…

 (202)

Благие призывы к диалогу общин, сохранению гражданского мира и гражданского общества, пополнению Kaitseliit, доносам друг на друга, "отмазки" мэра Таллинна, риторика правительства и президента Эстонской Республики, лозунги, призывающие к restitutio ad integrum на холме Тынисмяги — все это признаки сильного испуга. Государство испугалось. Те, кто напугал его, к сожалению, сильно испугались сами. Арест Линтера и "ужасы" D-терминала не прошли для них бесследно.

Нам не нужен бессмысленный диалог двух национальных общин, ведущий в политический тупик, нам нужен прямой диалог русской общины и государства, диалог общины и законодателя, диалог общины и того, кто определяет идеологию эстонского государства. Нам нужен диалог без московского посредничества. Государству же нравится, когда проблемы русской общины Эстонии дискутируются, где угодно, но только не у себя дома.

Гражданского общества у нас нет, посему и сохранять нечего. Есть общество правопреемных граждан Эстонской Республики. Лидеры общества граждан активно выступают против гражданского общества. И это факт из числа прискорбных.

Гражданского мира у нас тоже нет. Народ как носитель верховной власти в государстве, народ как суверен, народ как государствообразующая общность не может быть искусственно разделен на большинство и натурализованное меньшинство. Носитель верховной власти либо выступает, как единое целое, либо речь должна идти о неизбежности гражданской войны.

В нашем случае пролог гражданской войны изрядно затянулся, но это не значит, что война отменяется. Мы напуганы, но война уже сидит внутри каждого из нас. Любой шаг правительства может быть сейчас истолкован русской или эстонской общинами, как провокационный, как повод для начала боевых действий. В радиоэфире открыто звучат призывы к "хрустальной ночи" для русских. Идеолог русофобии Март Лаар призывает общество граждан пополнить ряды Kaitseliit, по сути, вооружаться. Понятно, что в таком случае речь не может идти о сохранении гражданского мира — Si vis pacem, para bellum!

Президент Тоомас Хендрик Ильвес внезапно прозрел: оказывается, в "тихой Эстонии" есть "эти русские", которые вечно чем-то недовольны. Президент объявил правильных русских "нашими", т.е. эстонскими соотечественниками:

"Именно вам я говорю: учите эстонский язык, будьте успешны, радуйтесь! И государство поможет вам. У государства есть обязательства перед вами, как и у вас есть обязанности перед ним".

Весьма похвально, однако, сколько можно путать Родину и государство? Мы на собственном опыте знаем, что язык не делает нас равными среди равных. Увлекаясь любовью к Родине, мы слишком мало внимания уделяли государству эстонцев. Мы недостаточно любили это государство, мы попустили ему стать таким, какое оно есть. Когда мы, наконец, проявили к нему внимание, то оказались "вандалами" и "мародерами". Если Родина — Эстония нуждается только в любви и всегда готова к прощению, то государство — наше государство! — требует от нас лояльности. По сути, оно требует беспрекословного подчинения унижениям и жестоко карает за непочтительность. Это и есть государственная "обязанность" перед нами.

Мэр Таллинна Эдгар Сависаар мог бы остановить насилие и погромы, по крайней мере, мог бы попробовать это сделать. Этот политик не из числа трусливых, но попытка выиграть проигранные парламентские выборы чужой кровью, выглядит омерзительно. Мэр города — его фактический хозяин и его место рядом с горожанами, когда тех воспитывают резиновыми дубинками и "слезогонкой". К сожалению, Сависаара не было среди "граждан Кале". Он предал своих горожан, прикрываясь отсутствием на сей счет соответствующего европейского опыта. Bravo!

Президентская и правительственная риторика далеки от адекватного описания действительности, с которой они столкнулись, с действительностью, которую они сами конструировали. Расчет на малую кровь (повод) не оправдался. Описывать события в терминах "вандализма" и "мародерства" — это значит демонстрировать собственную политическую некомпетентность, безграмотность и вопиющее (дремучее!) невежество.

К акциям гражданского неповиновения и сопротивления неизбежно примешиваются и провокаторы, и мародеры, и вандалы. Однако главенствующей мотивацией погромов в центре Таллинна и других городах Эстонии был протест против унижений и накопившаяся обида. Фактически громили не магазины и модные бутики, но громили государственную идеологию институциональной сегрегации.

Сознательная сегрегация части населения по национальному признаку — явление постыдное. Правительство больше не имеет права замалчивать политику сегрегации, ссылаясь на уникальный исторический опыт Эстонии. Оно должно открыто признать факт сегрегации.

Фигуру Бронзового солдата спешно (у страха глаза велики!) установили на воинском кладбище, надеясь, что его возвращение снимет напряженность в государстве. Ошибка! Никто не бьется в истерике у ног истукана, исполосованного свежезаделанными швами (валили и разделывали словно кабана на охоте!), и это еще раз убеждает меня в том, что причина массового гражданского неповиновения и сопротивления, отнюдь не в том, что "Бронзовый солдат" — это русское все.

Так называемым русским лидерам уже нельзя выходить к русской общине с испуганными лозунгами, призывающими выдавливать созревшие прыщи ("Вернуть Бронзового солдата на место!", "Второй государственный язык — русский!", и т.п.) Лечить нужно саму болезнь, посему лозунг текущего момента — "Долой сегрегацию по национальному признаку!" Однако публично признать сегрегацию со стороны государства неспособны даже те, кто ежедневно подвергается дискриминации. Страшно? Да, и очень!

В 1994 году в эфире общественно-правового телевидения (ETV) мне удалось показать короткий фильм "Хотят ли русские?", посвященный выводу российских войск из Эстонии. Уже тогда было понятно, что для Эстонии перенесение окончания Второй мировой войны из 1945 года в 1994-й, повлечет за собой все то, что Европа, США и Россия уже пережили в своих отношениях. Предсказание "холодной войны" и "железного занавеса" между Эстонией и Россией в XXI веке очень не понравилось моему тогдашнему телевизионному начальству (Катрин Сакс).

Правительства Марта Лаара и Андруса Ансипа последовательно и упорно насаждали в обществе русофобию, пробуждали и поощряли проявления низменных чувств, проистекающих из обостренного чувства национальной справедливости. Более того, при них ставили памятники эсэсовскому интернационалу в Синимяэ и на Маарьямяги:

– организации Omakaitse (Маарьямяги), ответственной за убийство шести тысяч этнических эстонцев и массовые убийства эстонских евреев в 1941 году совместно с зондеркомандой 1а;

36-му эстонскому полицейскому батальону (Маарьямяги), ответственному за геноцид евреев в белорусском городе Новогрудок;

286-му и 288-му эстонским полицейским батальонам (Маарьямяги), ответственным за соучастие в геноциде евреев в польских городах Лодзь, Пшемысл, Ржешов, Тарнополь;

20-й эстонской дивизии Waffen SS (Синимяэ, Маарьямяги), которая осенью 1944 года в Германии была пополнена за счет 287-го эстонского полицейского батальона, ответственного за убийство двух тысяч евреев в концентрационном лагере Клоога в сентябре 1944 года.

Если кто-то сомневается в приведенных мной фактах, то пусть изучит отчет международной комиссии по изучению последствий советской и германской оккупаций Эстонии, работавшей под патронажем покойного президента Леннарта Мери. Печально, что промолчала Белоруссия. Еще более печально, что молчит Польша.

В учебном заведении, где я получал высшее образование, был забавный преподаватель военного дела с любимой присказкой "Как жить-то дальше будем, а?" Так вот, господа-товарищи-братья и сестры, спрошу я вас:

Как жить-то дальше будем, а?