Солдата снесли, чтобы построить базу?

 (115)

Народ Эстонии стал заложником большой политической игры, а его правительство действует по предварительной договоренности и по заранее намеченному плану, в котором Бронзовый солдат выступает в роли залпа с крейсера Аврора.

То, что произошло, уже произошло и стало нашей общей историей. Историей, которая имела свои причины и будет иметь последствия. Отбросив далекие исторические экскурсы с различной трактовкой одних и тех же событий прошлого века хотелось бы остановится на ситуации позволившей этим событиям произойти здесь и сейчас.


Внутренние предпосылки

Не так давно в Эстонии закончились парламентские выборы. Премьер-министр, он же председатель победившей на выборах партии, лично набрал на этих выборах большинство голосов. Победа могла вызвать эйфорию, ощущение непогрешимости, вседозволенности и безнаказанности, якобы подтвержденное мандатом народного доверия. Проблема лишь в том, что в выборах не участвовала большая часть населения, неграждане, чье мнение, в том числе относительно Бронзового солдата, диаметрально противоположно мнению вновь избранного премьера.

Вообще параллельное существование двух языковых сообществ (именно по языковому признаку и происходит водораздел) в одном месте, в одно и то же время, но как бы в разных измерениях и является основной причиной конфликта. Точнее, одностороннее игнорирование этого самого разделения и как следствие отрицание самого существования второй половины народонаселения. Мы живем в де-юре мононациональном государстве в де-факто мультинациональной действительности.

Небезынтересен сам состав сегодняшней коалиции. Реформисты, по сути, либералы, опирающиеся на предпринимателей и должные заботиться об экономике прежде всего. Союз Отечества и Республики (СОР) — откровенно националистического толка партия. И, наконец, СоцДемы — как бы за народ, но за отдельно взятый, эстонский. Что в результате? Национал-социализм с либеральным уклоном. Причем, уже при формировании кабинета министров четко проявился конфликт амбиций и позиций между Реформой и СОР, в первую очередь, по кандидатуре министра иностранных дел. На этот пост метил председатель СОР, сам бывший премьер, который не прочь занять этот пост вновь. Что характерно, СОР, чьей темой и должен по идее являться Бронзовый солдат, сами особой инициативы по данному вопросу сейчас не проявляют. А зачем? Пускай прибывающие в эйфории реформисты сделают черную работу, а затем и передел власти произойдет. Народный гнев будет удовлетворен смещением премьера и некоторых министров, в первую очередь, министра иностранных дел. Коалиция, скорее всего, сохранится, поскольку, после событий с Бронзовым солдатом, реформисты окончательно зафиксировали себя и лишились возможности альтернативной коалиции с Центристами, чем, конечно же, не преминет воспользоваться СОР. О несформировавшейся партии Зеленых, как о серьезной политической силе, говорить не приходится, впрочем, так же, как и о погрязших в собственных внутрипартийных проблемах народниках. СоцДемы, судя по всему, вполне удовлетворены постом Президента, местами в Европарламенте и имеющимися портфелями министров. Единственное, что их раздражает и интересует — это власть, точнее непричастность к таковой в Таллинне.

Кстати, разная коалиция в Таллинне и на Тоомпеа вносит дополнительное напряжение внутри эстонской диаспоры в целом. В Нижнем городе центристы, в Верхнем либеральные национал-социалисты. Чем лучше одним, тем хуже другим, и наоборот.

В отношении русскоязычной диаспоры сказать что-либо проблематично по причине отсутствия монолитности внутри самой диаспоры. Слишком много разных социальных групп в ней представлено. Кроме того, люди зрелые, как правило, связаны определенными обязательствами перед местными финансовыми учреждениями, обременены имуществом и легко уязвимы со стороны различных государственных институтов — от Налогового департамента до Департамента гражданства. По причине отсутствия явных и всерьез воспринимаемых лидеров, опирающихся на поддержку большинства русскоязычной диаспоры, диалог с этой частью народонаселения крайне затруднен. Именно поэтому на улицы вышла русскоязычная молодежь, которой относительно нечего терять, и именно поэтому действия протестующих носят стихийный и не скоординированный характер.


Запланированный форс-мажор

Ну и что мы имеем? Мы имеем взаимную ненависть, опустившуюся до бытового уровня. Мы имеем полный провал интеграционной программы, а значит, бесцельно и безвозвратно потраченные миллионы европейских структурных фондов и собственного бюджета. Мы имеем расколотое общество, отброшенное в национальном вопросе, как минимум, лет на 20 назад. Мы имеем кризис во внешней политике с востока и, как минимум, непонимание с запада.

Что дальше? Передел портфелей в правительстве внутри существующей коалиции. Развал Партии реформ в ее прежнем виде с переходом наиболее националистически настроенной части в СОР и выходом из партии русскоязычных членов. Концентрация русскоязычной диаспоры вокруг центристов как единственной дружественной или хотя бы не враждебно настроенной политической силы. Приостановка туристического потока из Скандинавии, ищущего здесь, прежде всего, дешевый алкоголь, торговля которым сейчас затруднена. Приостановка туристического потока с запада в целом, крайне опасающегося внутренней нестабильности. Приостановка транзитного и прочего финансового потока с востока. Все это если не вызовет, то подтолкнет и без того перегретую экономику Эстонии к кризису. Кстати, о предстоящем кризисе экономики, вплоть до возможной девальвации эстонской кроны, говорилось уже давно. Так почему бы не списать собственные просчеты в хозяйствовании на форс-мажорные обстоятельства?

Если же параллельно с экономическими санкциями Россия предпримет и определенные политические шаги, то крах местной экономики неминуем. Достаточно вместо вялотекущей программы по помощи в переселении на историческую родину объявить национальный проект по репатриации балтийских русских в Калининград и на северо-запад, например, для форсирования строительства и дальнейшего обслуживания порта в Усть-Луге. Подкрепив процесс переселения подъемными и обеспечив жильем, которое переселенцы сами же могли бы и построить, на специально выделенных территориях. Это ускорило бы реализацию самого проекта в Усть-Луге как альтернативы Таллиннского порта и могло бы стать определенным патриотическим козырем на предстоящих президентских выборах в России. Отток же рабочий силы из Эстонии не только опрокинул бы и без того слабенький рынок труда, но и перегретый рынок недвижимости.


Надо в НАТО?

А теперь главный вопрос: кому и зачем все это было надо? Определенно, затеянная игра не стоит свеч, поэтому снос Бронзового солдата, судя по всему, не сама цель, а лишь средство в решении другой, более существенной, если угодно, более масштабной задачи. Например, такой, как развертывание на территории Эстонии базы НАТО.

Как известно, почти год назад, впервые, проездом, своим визитом нас удостоил чести президент США. По иронии судьбы именно тогда, для подавления возможных беспорядков, связанных с приездом президента, Латвия закупила водомет и прочие спецсредства, которые "пригодились" полиции Эстонии для разгона митингующих на Тынисмяги. Цель приезда, связанного с беспрецедентными мерами безопасности, а тем более, посещение высоким гостем Минной гавани (этот эпизод визита отдельно и многократно транслировался по местному телевидению) до сих пор не были ясны.

Зато в течение этого года правительство успело выкупить у предпринимателей (политический и экономический базис реформистов) Эстонскую железную дорогу. Мало того, что сама сделка оказалась для предпринимателей сверхвыгодной, государство взяло на себя все предстоящие убытки ЖД, связанные с исчезновением транзита.

В связи с этим несколько в ином свете теперь выглядит заявления НАТО о поддержке правительства Эстонии в сложившейся ситуации и заявление министра иностранных дел Эстонии о том, что войны бояться не следует. Как будто об этом идет речь! Или, может быть, хотелось бы, чтобы велась? Кстати, в день начала работ по демонтажу памятника министр иностранных дел находился в Осло на встрече с министрами иностранных дел стран НАТО, а на интернет-странице МИДа наряду с благодарностью Литве и Латвии за поддержку (в том числе, видимо, и за спецтехнику) говорилось о дальнейшем расширении НАТО и обеспечении мира.

Конечно, возможный выход России из договора по ограничению обычного вооружения расценить как фактор, повышающий безопасность в регионе, нельзя. Но и вызвавшее данное заявление стремление НАТО развернуть новые базы в Венгрии и Чехии тоже миротворчеством не назовешь. Кстати, народы этих двух бывших членов Варшавского договора не горят желанием стать мишенью для ответного удара. Так почему бы не развернуть базу в Эстонии, непосредственно граничащей с предполагаемым врагом?