Служанка Клио

 (86)


В прошедшую субботу ушел из жизни один из  выдающихся сынов эстонского народа - первый Герой Советского Союза Арнольд Мери. По какому-то мистическому совпадению, его уход практически совпал с несколькими событиями прошедшей недели, которые вновь заставляют задуматься о сложных виражах истории ХХ века.

В среду 25 марта в Эстонии проходили траурные мероприятия, посвященные 60-й годовщине депортации 1949 года. В пятницу в таллиннском отеле «Олимпия» прошла презентация эстонского перевода книги российского историка Александра Дюкова, посвященной  массовым депортациям из Эстонии в 1941 и 1949 годах. А в воскресенье отмечался 80-летний юбилей двоюродного брата Арнольда Мери, первого послевоенного президента Эстонской Республики  Леннарта Мери, который скончался три года назад.

Именем президента Леннарта Мери теперь названы воздушные ворота Эстонии - Таллиннский аэропорт. А последние дни его брата Арнольда были омрачены судебным преследованием - его обвиняли в участии в депортации 1949 году. В этом сплетении таких разных судеб двух братьев отразилась, как в капле воды, сложная история маленького народа. И очень страшно, когда людские судьбы и трагедии пытаются использовать в тривиальных политических спекуляциях.

Упущенный шанс

Дискуссия вокруг книги Александра Дюкова могла бы стать хорошим шансом честно разобраться в перипетиях событий тех времен. Но приглашенные в качестве оппонентов российского историка творцы официальной версии событий  - эстонские историки Томас Хийо и Март Лаар - отказались принять в ней участие.

Между тем, на презентации в «Олимпии» были высказаны, на мой взгляд, весьма разумные предложения по поводу необходимости сотрудничества историков двух стран в исследовании не самых светлых страниц истории, где до сих пор преобладают либо - в лучшем случае - негативные эмоции, либо самый циничный политический расчет.

Необходимость такого сотрудничества проистекает из ряда весьма объективных обстоятельств. Так, например, в России просто не хватает специалистов по истории Эстонии со знанием эстонского языка. Дело в том, что в Советском Союзе исследования истории национальных республик организационно концентрировались в Академиях наук соответствующих республик. После распада СССР в России специалистов по этой проблематике осталось очень мало. С другой стороны, основной массив документов, касающихся многих узловых моментов истории, находится в России. И доступ к ним для эстонских историков зачастую весьма ограничен.

Более того, практически вся «политически ориентированная» историография в современной Эстонии - калька с крайне радикальных взглядов, которые, по понятным причинам, доминировали в среде эстонской эмиграции и были перенесены в Эстонию после восстановления независимости.

Конечно, есть и вполне добросовестные исследователи, но их книги не очень афишируются для широкой публики. А среди политически ангажированных эстонских историков преобладает стремление к созданию полезных, с их точки зрения, мифов. Тот же Март Лаар, лидер партии Союз Отечества и Республики, давно зовется в народе «сказочником». И не без оснований. Основой его книг являются не столько документы, сколько вербальные источники, другими словами, информация ОБС - «одна бабка сказала».

Кстати говоря, в России этой болезнью уже переболели. На пике перестройки появилась масса желающих завоевать дешевую популярность на теме архипелага ГУЛАГа. Эти люди пытались из масштабной трагедии сделать что-то вроде голливудского фильма ужасов -  чем больше крови, тем лучше. В итоге количество репрессированных  в их подсчетах чуть ли не переваливало за общее количество населения СССР, включая младенцев.

Тем самым эти, с позволения сказать, историки давали сильнейшее оружие в руки сталинистов, которые всегда могли сказать: посмотрите, как врут эти демократы. А раз врут, значит и все разговоры о сталинских лагерях - вымысел.

Любители громких слов

Вот и в Эстонии до сих пор многие считают нормальным приводить взятые «от балды» цифры, касающиеся репрессий, и произносить громкие фразы о тотальном геноциде именно и исключительно эстонского народа. Хотя хорошо известно, что первыми жертвами сталинских репрессий становились в Балтийских странах русские белогвардейцы и священники.

ТОП

При расследовании т.н. «исторических дел», в частности дела Арнольда Мери, правоохранительные органы слишком часто «западают» на громкие определения типа «геноцид». Между тем словами здесь разбрасываться не стоит. Есть четкое определение геноцида, зафиксированное в международном праве - это преступление в первую очередь в отношении определенной этнической группы. В расширительном толковании - также против определенной религиозной группы. В Советском Союзе, например, жестко преследовалась секта Свидетелей Иеговы. Но и здесь мы впереди планеты всей: по эстонскому законодательству уничтожение социальной группы также является геноцидом (90 параграф Пенитенциарного кодекса).

26 марта правление общества «Мемориал», которое при всем желании трудно выдать «за руку Кремля», высказало свою позицию в отношении  депортации 1949 года в Эстонии. При юридической оценке депортации «Мемориал» приводит ссылку на постановление Совета Министров СССР, согласно которому выселению подлежали «кулаки с семьями, семьи бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализовавшиеся бандиты, продолжающие вести вражескую деятельность, и их семьи, а также семьи репрессированных пособников бандитов». То есть речь идет прежде всего о социальной группе.

За трое суток было выслано по разным источникам от 20 480 до 22 000 человек.

«Мемориал» считает, что можно говорить приблизительно о 100-110 человеках, умерших в пути. «В некоторых источниках говорится о 3000 человек, умерших по дороге в Сибирь - это явная ошибка. По-видимому, речь идет об общем числе умерших за годы спецпоселения» - говорится в документе.

То, что депортация была преступлением, для юристов из «Мемориала» очевидно, так как производилась без всяких законных оснований и в нарушение действовавшей тогда Конституции. Но привлекать через 60 лет можно только за деяния, не имеющие срока давности, как  то: геноцид, военные преступления и преступления против человечности.

«Попытки интерпретировать депортацию 1949 года как геноцид или военное преступление юридически несостоятельны» - считают юристы «Мемориала». Арнольду Мери были предъявлены именно обвинения в геноциде и военном преступлении (хотя нигде в обвинительных материалах не содержится ссылки на ведение военных действий на острове Хийумаа). Соответственно, «Мемориал» считает обвинения против Арнольда Мери полностью юридически несостоятельными.

Пока история будет продолжать оставаться прислужницей политики, а судебные обвинения будут предъявляться на основе эмоциональных и политических оценок, честно разобраться в том, что, собственно, происходило на самом деле, всегда будет  весьма проблематично.

Uudiskirja Üleskutse