Скорая помощь работает за счет сверхурочных

 (25)
briifing-27
briifing-27Foto: Andres Putting

У людей сложилось впечатление, что здравоохранение является той сферой, которую постоянно реформируют. В действительности же все происходит наоборот. Последние принципиальные изменения произошли после восстановления независимости.

Систему семейных врачей представляют как инновацию, хотя о ней говорили уже в 1980-х. Тогда доктора называли участковым врачом. Наша скорая помощь застряла в той же эпохе. Реформа, которую действительно можно было бы назвать реорганизацией, до сих пор не проводилась. Происходили перестановки.

На сегодняшний день в нашем государстве нет единой системы скорой помощи. В Северной Эстонии развивают помесь шведской и британской систем сестринской и парамедицинской скорой помощи. На юге взят курс на сохранение врачебной скорой помощи. Между ними запихали врачебные реанимобильные бригады, которые не способны выполнять свои функции. Реанимобили не столько дополняют скорую, поскольку скорее постоянно задействованы в транспортировке пациентов, находящихся в тяжелом состоянии.

Нужны ли нам люди?

С 1991 года не проводилось ни одного исследования с привлечением экспертов из сфер экономики и логистики для лучшей организации скорой помощи.

Как мы можем говорить об улучшениях, когда нам нечего сравнивать? Среднее арифметическое времени работы по вызову ничего не показывает. Мы не знаем, сколько врачей и сестер нам нужно. Может быть мы вовсе нуждаемся в большем числе техников скорой?

Мы знаем лишь то, что действующая система скорой помощи работает за счет сверхурочных. Не нормально, когда медики проводят от девяти до одиннадцати 24-часовых смен в месяц. Появляются ошибки и работа настолько тебя утомляет, что ты больше не способен концентрироваться.

Я прошел этот путь и решительно отстранился от него после того, как пропустил признаки заболевания в одном из анализов крови. Тогда, в 04:30 утра я был настолько уставшим от заканчивающейся смены, что работал на автопилоте. В результате начало лечения пациента задержалось, хотя в конце концов он поправился. Я четко помню, как смотрел на анализы, но я был не в состоянии уловить их содержание.

Но будни скорой помощи таковы. Работающий с перегрузками работник — как перегруженный мост. Он прогибается и прогибается до тех пор, пока это не приведет к фатальным последствиям.

Департамент здоровья сообщает, что мы не можем платить больше, чем в Финляндии. Несомненно, зарплата должна обеспечивать приемлемую жизнь, но простейший пример показывает, что фактор денег переоценен. Исследователи предложили подопытным собирать роботов. За каждого собранного робота платили. Собранных роботов одной группы ставили на полку,а в другой группе роботов ломали на части и приказывали собрать новый.

Подопытные, видевшие увеличивающийся ряд собранных роботов, работали на 30% продуктивнее. Какой смысл стараться, если плоды твоих трудов разрушают на твоих глазах?

В Эстонии вовсе не занимаются проблемой ложных вызовов скорой. 70% моей работы — необоснованные вызовы. Я знаю пациентов, которые за полгода вызывали скорую 15-26 раз. Мы называем их золотыми клиентами. В то же время мы опаздываем к тем, кто действительно нуждается в помощи. Не может быть так, что в нашем здравоохранении так мало денег, если в год мы прожигаем топлива на сумму в 800 000 евро.

Отставшие от времени требования

Я всегда расстраиваюсь, когда демонстрируются новые машины для скорой — требования к снаряжению были составлены в 2001 году.

Например, уже давно существует проблема повреждения мозга оживленных пациентов. Сердце начинает работать, но самого человека больше нет. Изучая утонувших в ледяной воде, в конце концов нашли частичное решение. После реанимации требуется введение охлажденных растворов — это требует установки на машины скорой небольших холодильников. Часть учреждений это сделала, но обязательное требование к оснащению до сих пор отсутствует.

В медицине говорят, что половина знаний устаревает каждые пять лет.Недавно ввели в эксплуатацию разработанную самое малое пять лет назад систему так называемой электронной скорой помощи (система позволяет в том числе вносить и считывать данные о медицинских показателях пациента. — прим. Ред.). Но ее интерфейс непригоден. Кроме того, система требует идеального интернет-соединения.

Иногда приходится запоминать показания давления пяти-шести пациентов, чтобы задокументировать их после вызова. Цель стоившей десятки тысяч евро системы не должна заключаться в тренировке моей памяти. О какой мобильности мы говорим, если примерно в 80% случаев корректный ввод данных невозможен?

Изменения предполагают выход из зоны комфорта — до сих пор у нас так и действует немного адаптированная система советской скорой помощи. Нам не хватает даже радиопередатчиков. Как искать людей в лесу?

Самое главное, что рациональный подход к организации скорой помощи не требует дополнительных затрат.

Мнение опубликовано в Eesti Päevaleht.

Uudiskirja Üleskutse