Сергей Середенко: бег в мешках. Финал

 (32)
Сергей Середенко: бег в мешках. Финал
Foto: Andres Putting

В четверг правительство Эстонии отклонило ходатайства пяти русских гимназий из шести о русском языке обучения. А министр образования Юрген Лиги вообще предложил убрать из закона те положения, по которым такие ходатайства можно было предоставлять.

Я не буду рассуждать о том, сколько в этом решении правительства законности, здравого смысла или простой порядочности. Я хочу сказать о том, что закончился долгий путь, на который я встал так давно, что уже не помню — когда. Огромная работа, которую проделали сотни неравнодушных людей, цинично спущена в унитаз. Первая большая акция — защита от закрытия Тартуской Пушкинской гимназии в 2006 году — свела меня с десятками фантастических людей, со многими из которых меня до сих пор связывает замечательная дружба. В.Канчуков, Ш.Гаджиева, Г.Залекешин, В.Неборякина и многие, многие другие. Они создали РУШКЭ — Русскую школу Эстонии, подлинное ”гражданское общество” (в кавычках потому, что не люблю этот термин, но лучшего не знаю). Grassroots. Была проделана огромная общественная работа, были использованы все варианты противостояния ”реформе”, какие только можно было придумать… А потом эти люди устали, и на смену им пришли другие — А.Лобов, О.Назмутдинов, М.Русаков, А.Блинцова и опять многие, многие другие. Опять все те же дурацкие приседания и прыжки в мешках, которых требовали законы… Опять суды, митинги, лоббирование, петиции, проекты, меморандумы, жалобы, уголовные дела, увольнения с работы, пикеты, интервью, опять лоббирование… Даже комиксы. Все — ради завтрашнего дня. Все — строго себе в убыток. И вот теперь — все. Теперь и эти люди устали, и я не знаю, кто посмеет их упрекнуть в этом. Но это было — гражданское общество… In memoriam.

А вот теперь отодвинем в сторону лирику и посмотрим на то, кто в Эстонии отвечает за гражданское общество. Оказывается… МВД. В Законе о Правительстве Республики так и написано, что в обязанности МВД входит ”планирование и координация развития гражданского общества”. В состав МВД входят: Департамент полиции и погранохраны, Департамент охранной полиции (авторский вариант. Имеется в виду Департамент полиции безопасности — прим.ред.) и Спасательный департамент. К последнему вопросов нет. Первый же отметился уголовными делами в отношении А.Блинцовой и О.Беседина; министр образования Аавиксоо лично подписал донос на них, обвинив… в подделке их собственных подписей. Такая вот ”координация развития”… С охранкой еще интереснее.

Думаете, я тут от избытка чувств расписывал благородство и интеллигентность людей, поднявшихся на защиту русской школы? Ну да, отчасти и от этого, но главное — чтобы у вас было, с чем сравнивать. Сравнивать оценки, которые давала этим же людям КаПо. В ежегоднике за 2006 год читаем, что это ”необразованные, не владеющих языком ”активисты”, которые не уважают ни эстонский язык, ни эстонскую культуру, и которые своей деятельностью пытаются добиться такой же необразованности среди современной русской молодежи”.

В 2007 году попытка проведения А.Заренковым и В.Афанасьевым концерта ”Рок против фашизма” была, оказывается, предпринята с целью ”науськать местную русскую молодежь против реформы образования”.

В 2011 году в ежегоднике вообще появляется подраздел ”Использование русскоязычных гимназий”, в котором указывается на то, что перевод русских гимназий на эстонский язык обучения ”вызвал недовольство определенной части учителей и родителей. Для выражения своей позиции осенью 2010 г. было создано НКО Русская Школа Эстонии, которое не смогло найти широкой поддержки в русской общине”.

Политики Я.Тоом, М.Стальнухин и М.Кылварт прямо обвиняются в ”оказании давления на школы” с тем, чтобы те подавали ходатайства о русском языке обучения. Я.Тоом судилась с полицией безопасности и выиграла — запись о ней в ежегоднике удалена.

М.Кылварт, сменивший Я.Тоом на посту таллинского вице-мэра, пошел дальше, ”прибавив к своей публичной деятельности скрытое противодействие. Целью М. Кылварта было консолидировать русскоязычную молодежь и показать их противостояние”. ”Взяв осенью 2011 г. НКО Русская школа Эстонии под свой контроль, М. Кылварт организовал от его имени кампанию по сбору подписей в поддержку русскоязычных школ. Хотя от кампании ожидали такого же успеха, как в Латвии, когда в ноябре 2011 г. в поддержку русского языка было собрано свыше 180 000 подписей, результат оказался в десятки раз скромнее”. Без комментариев.

2012 год: ”Круг местных ключевых персон и содержание их работы за год не изменились. Учителей и учеников из русских школ, а также их родителей, или реальную целевую группу (борьбы за русские школы — авт.) к этой деятельности в значимой мере привлечь не удалось”. Несмотря на это, для мобилизации местного русскоязычного населения, как средства политического давления, ”дипломаты посольства РФ в Таллинне встречаются с местными противниками гимназического образования на государственном языке и предлагают им сотрудничество с Фондом защиты соотечественников”. Помню я это время — по улицам пройти нельзя было, чтобы какой-нибудь российский дипломат не пристал…

Ну и, наконец, генеральный вывод, прозорливо сделанный КаПо еще в 2008 году: ”В качестве причин возникновения активности русских экстремистов можно назвать классические основы экстремизма, когда люди, которые не в состоянии обустроить свою частную жизнь и наладить работу, начинают искать виновных в своей беспомощности. Основным признаком всякого экстремизма является как раз противопоставление — будь то по расовым признакам (неонацисты) или языковым признакам (русские шовинисты). На неспособность найти свое место в обществе указывают постоянные неудачи членов русских экстремистских группировок в личной жизни и на работе. Свои мелкие преступления, хулиганство, уклонение от налогов, езду на автомобиле без прав, в состоянии алкогольного опьянения и т.п. они пытаются подать как дискриминацию по национальному признаку со стороны государства”.

После таких оценок становится понятно, что ”гражданское общество” — это не мы. А кто? А вот это видно из ответа Фонда открытой Эстонии (ФОЭ) на заявку молодежной организации РШЭ о проведении этим летом молодежного лагеря: ”Исходя из решения совета Фонда, утвержденного спонсором (курсив мой — авт.), можем заключить договор о стипендии лишь на нижеследующих условиях:

1) Заменить политически ангажированных лекторов (это А.Лобов, М.Русаков и я — мнение авт.) на независимых экспертов с опытом повышения эффективности деятельности гражданского общества Эстонии. Согласовать список новых лекторов с ФОЭ.

2) Обеспечить свободный доступ представителям ФОЭ и журналистам на мероприятия летней школы (все 6 дней).

3) Согласовать принципы отбора участников летней школы с ФОЭ, при необходимости обеспечить участие представителя ФОЭ в процедуре отбора участников и согласовать с ФОЭ окончательный список участников”.

Теперь всем понятно, кто у нас ”гражданское общество” и где сидят ”независимые эксперты с опытом повышения эффективности”?

Я ушел из правления и совета РШЭ сразу после парламентских выборов, когда стало известно, что министерство возглавит Юрген Лиги. Ушел из-за принципиальных расхождений с коллегами, т.к. предложил сразу же выразить Лиги недоверие. Коллеги предложили ”дать миру шанс”. Я не стал возражать.

Лиги сделал то, на что до него не отважились ни Аавиксоо, ни Осиновский. Я никогда не был энтузиастом этой чехарды с ходатайствами, потому что точно видел, зачем она. Была у правящих надежда на то, что мы не справимся, что запутаемся в мешках и свалимся под общий хохот. Не свалились, справились, добиваясь решения от трех министров подряд. Результат — тот, который обычно бывает, когда за дело берется Лиги.

Откуда я знал, что кончится именно этим? А достаточно было внимательно изучить обстоятельства похода С.Черепанова и Ко на министерство культуры с целью создания русской культурной автономии. В результате — ноль, сил и средств израсходовано преизрядно, а весь пар ушел в гудок. Никуда не годный закон внутри страны официально признан бывшим министром негодным, но ”наружу” предъявляется, как эталон демократии. Так что думаю я, что предложение Лиги отменить соответствующие положения закона о ”ходатайствах” поддержки не получат. Зачем отменять? Вдруг еще дураки найдутся?