Отвращение от власти

 (555)
Общий фон

Ансип — чмо, Партс — глуп, Лукас — враг, Пихль, Аавиксоо и Ланг — еще хуже. С этим все понятно: правительство — в отставку! Что дальше?

Дальше премьер-министром становится "милый лжец" Лаар. И уже до завершения каденции. Оно нам надо?

Очевидно, что от перестановки мест этих слагаемых сумма не меняется. Стране, да и Прибалтике в целом, необходима пересборка. В результате может сложиться ситуация, когда власть придется не захватывать, а подбирать. Параллельно звучат голоса о необходимости "правительства профессионалов".

Дав себе несколько вводных, я обратился к полусотне уважаемых людей с просьбой заполнить одну неоригинальную анкету. Обращение (с сокращениями) выглядело так:

"Уважаемые дамы и господа, друзья.

Предлагаю вам принять участие в эксперименте с мало предсказуемыми последствиями. С одним несомненным достоинством — много времени у вас это не займет.

Предлагается сформировать виртуальное неэстонское правительство. Просто затем, чтобы посмотреть, а есть ли у нас для этого люди. И есть ли понимание, что это за люди. Правила просты: надо напротив каждого министра вписать от одной до трех неэстонских фамилий. Если хочется одного человека и туда, и сюда, то это можно сделать, но в одном случае он должен быть на первом месте, во втором — на втором и т.д. Если вносится эстонская фамилия (что не воспрещается), то предполагается, что Вы взрослый человек и знаете, что делаете. Никаких других ограничений нет, кроме одного — себя вносить нельзя. Пусть это сделают другие. Итак:

…(далее шел список кабинета министров и пробелы напротив)…

Еще: в составе правительства есть два министра без портфеля. На протяжении долгих лет ими были региональный министр и министр народонаселения. Тут задачка посложнее: надо определить два действительно нужных министерских поста и, соответственно, предложить кандидатов. Поэтому:

….(два пробела налево, два — направо)… .

Вот и все, собственно. С этой просьбой я обращаюсь где-то к полусотне человек. Своего рода экспертный опрос. Опубликовать я собираюсь только сводные данные и имена участников опроса, т.е. о Ваших личных предпочтениях будем знать только мы трое J".

Решения

Я разослал по электронной почте 56 писем. Людям, в которых видел потенциал на вхождение в это самое виртуальное правительство. Авторитетным журналистам, уважаемым общественным деятелям, специалистам, политикам и правдоискателям. Бизнесменов решил не беспокоить — чего их лишний раз пугать?

Я получил 6 ответов. Через неделю направил по тем же адресам повторную просьбу. Кому-то позвонил по телефону. Получил в итоге 19 ответов, из которых только 8 — по существу. Поэтому первый, и самый главный вывод — задача оказалась для большинства нерешаемой. Мысли о том, что кто-то из моих корреспондентов счел мою просьбу пустяковой, а меня самого — назойливым типом, я не допускаю, так как почти со всеми меня связывают довольно протяженные по времени уважительные отношения. Значит, дело в чем-то другом. В чем?

Вот примеры "холостых" ответов.

"Мне очень жаль, но у меня нет достаточных оснований для того, чтобы счесть какую-либо кандидатуру достойной столь высокого поста".

"Ты меня загнал в тупик, так как я, да и, наверное, все остальные, кому ты предложил заполнить эту анкету, навряд ли знают достойных людей на эти должности — как среди эстонцев, так и среди русских. И, прежде всего, потому, что имена достойных не звучат абсолютно нигде — ни в СМИ, ни в своей профессиональной среде, а если и звучат, то в очень узком кругу. Ну, а из тех, кто на слуху, можно составить только расстрельный список, и не более того".

"Сергей, ё-моё! За всех не скажу, но сама в экзерсисе принять участия не могу по ряду причин. Но достаточно и одной: не считаю себя компетентной. При этом нет времени, настроения, сил и чувства юмора".

"Я, к сожалению, не вижу ни одного человека, которого хотела бы внести в твой список — ни русского, ни нерусского. Понимаю, что это катастрофа, но, надеюсь, что моя, а не диаспоры".

"Я не знаю так много русских в Эстонии. А тех, кого знаю, так в основном такая сволочь, что их в арестантские роты надо отправить, а не в правительство".

"Я и фамилий-то столько не знаю, куда там ещё министрами!"

"Некого предлагать особо. Так что это — задачка не быстрая".

"Сергей! Глядя на все выкрутасы нынешнего "правительства", руки чешутся по оружию, а не… Вожак (или, по-интеллигентному, — лидер) настоящий, идейный, жесткий нужен!!! А по моим понятиям (извини за уголовный жаргон), на сегодняшний день русскоязычные политики здесь только размазывают манную кашу по белому столу… Извини за резкость".

И т.д.

Из телефонных разговоров, которыми я приправил свои настойчивые просьбы, картина сложилась та же: выбирать не из кого, а те, что есть — такая дрянь! При этом член Координационного Совета российских соотечественников (КСРС) не может предложить других членов КС, с которыми ежемесячно заседает, работник правозащитного центра — своих коллег, журналист — своего редактора, доцент — ректора и т.п.

Все это, на мой взгляд, сигнализирует, по меньшей мере, о трех безрадостных явлениях.

Первое: уровень социального капитала, сиречь взаимного доверия, опустился в общине ниже отметки MIN.

Второе: власть перестала быть нормальным явлением. С нею связаны, с одной стороны, сверхожидания ("высокий пост", "жесткий лидер") и, с другой стороны,

Третье: отвращение. Не в смысле тошноты от власти, хотя и этого хватает, а "отворачивание" от нее.

Тенденция, однако. Которую следует осознать, продумать и обсудить. Теперь о "правильных" ответах и моем отношении к ним. Повторюсь, что жанр исследования — экспертный опрос. Тут не работает статистика, выборка; каждое решение каждого эксперта уникально и ценно. Например, если Тийт Вяхи говорит, что Ансип должен уйти, а Паэт мог бы возглавить правительство, то он называет всего две фамилии, но это очень серьезная оценка. К такой же оценке, допустим, Ханона Барабанера мы бы тоже отнеслись со всей серьезностью. Поэтому тот факт, что "правильных" ответов всего 8, меня совершенно не смущает.

Вот результаты:

Премьер-министр
Димитрий Кленский (2), Алексей Семенов, Владимир Вельман, Георгий Быстров, Ангела Меркель, Тарья Халонен

Министр иностранных дел
Алексей Семенов, Михаил Стальнухин, Евгений Томберг, Анне Вески, Евгений Голиков, Артур Ласт

Министр финансов
Ханон Барабанер (2), Владимир Вайнгорт, Михаил Стальнухин, Георгий Быстров, Валерий Корб, Леонид Цингиссер

Министр экономики и коммуникаций
Владимир Вайнгорт (3), Ханон Барабанер, Георгий Быстров, Владимир Лебедев

Министр обороны
Димитрий Кленский, Андрей Арюпин, Анатолий Егоров, Михаил Петров, Карл Пакс

Министр внутренних дел
Роберт Антропов (2), Ханон Барабанер, Сергей Сергеев, Артур Пярноя, Алла Якобсон, Артур Чулицкий

Министр юстиции
Сергей Середенко (6), Алексей Семенов

Министр социальных дел
Димитрий Кленский, Сергей Середенко, Ирина Афанасьева, Павел Иванов

Министр образования и науки
Димитрий Кленский, Михаил Стальнухин, Вадим Полещук, Андрей Красноглазов, Александр Чаплыгин

Министр культуры
Владимир Вельман, Лариса Семенова, Владимир Илляшевич, Елена Скульская, Марианна Тарасенко, Эльмо Нюганен

Министр сельского хозяйства (-1)
Ханон Барабанер, Георгий Быстров, Юрий Мишин

Министр окружающей среды
Сергей Сергеев, Герберт Цуккер, Николай Маспанов

Некоторые пояснения. (-1) напротив министра сельского хозяйства означает, что один из уважаемых людей вообще предложил ликвидировать этот пост. А то, что количество кандидатов на один министерский портфель далеко не всегда равно восьми (количество ответов), означает лишь то, что далеко не в каждом ответе все "вакансии" были заполнены.

Теперь по поводу "министров без портфеля". Традиционных ответов было два:

Министр народонаселения — Юлия Коваленко

Региональный министр — Мстислав Русаков, Геннадий Сухов

А вот "фантазийные" ответы разделились на две группы следующим образом:

Министр по вопросам отношений с Россией — Олег Карпиков

по развитию связей с соседними государствами — Андрей Заренков

Министр примирения — Адольф Кяйс

по интеграции и национальным вопросам — Рафик Григорян

реинтеграции …

толерантности и равноправия …

Отдельно была предложена Нелли Каликова на пост министра здравоохранения, что предполагает разделение министерства социальных дел.

Задачи

Чего я, собственно, хотел, и какие задачи перед собой ставил? Хотел проверить догадку об асоциальности русской элиты — проверил. Факт налицо.

Хотел посмотреть на корреляцию полученных результатов с составом КСРС, позиционирующего себя как "сообщество экспертов" ("правительство профессионалов"). Отчасти коррелирует, что позволяет говорить о КСРС как о теневом русском правительстве.

Также выяснилось, что антисемитских и иных ксенофобских настроений у элиты нет. Сказался и тот факт, что русские в Эстонии — преимущественно городские жители: наибольшие сложности у опрошенных вызвали кандидатуры министров сельского хозяйства и окружающей среды.

Выяснилось, что в состав "правительства профессионалов" русская элита может предложить минимум четырех министров — экономики, финансов, внутренних дел и юстиции. Притом что министр внутренних дел явно "заемный". А еще, кроме "профессионалов", есть несколько "универсалов", предлагаемых на самые разные, в том числе явно неожиданные, посты.

Еще: "чисто центристского" правительства не просматривается. А "кузница кадров" у нас, оказывается, в Центре информации по правам человека.