Не важно, что Дарья Саар думает о Крыме или Бронзовом солдате — ее позиция не должна вредить интересам сотрудников

 (344)
Yana Toomi Eesti büroo fotokonkursi „Olen eurooplane“ näituse avamine
Yana ToomFoto: Rauno Volmar

Каким должно быть содержание ЭТВ+? Написать развернутый ответ на этот вопрос не дает то обстоятельство, что он укладывается в одно слово. Качественное.

Говорить можно лишь о том, есть ли у налогоплательщиков надежда увидеть качественный русскоязычный канал. На самом деле, у меня есть краткий ответ и на этот вопрос, но я не стану его навязывать. Давайте лучше порассуждаем.

Цель ЭТВ+ заключается в противостоянии российской пропаганде и адекватном освещении событий, о которых, как утверждается, местных русскоязычных людей дезинформируют российские каналы. В пример приводятся такие каналы, как ”Первый канал”, ”Россия”, ”Россия-24”, НТВ, RT, ”РТР-Планета” и так далее. Львиная доля этих каналов вещает 24 часа в сутки семь дней в неделю. Кроме них существуют каналы, которые можно смотреть в интернете — также в формате 24/7.

По-видимому, авторы идеи ЭТВ+ не имеют ничего против многочисленных сериалов и развлекательных программ, показываемым по российским каналам. Однако их беспокоят новости и всевозможные talk-show, чья суммарная продолжительность показа в эфире на упомянутых каналах, скорее всего, также достигает суток.

Интервью главного редактора не дают повода для оптимизма

Амбиция Эстонии — предложить зрителю определенное число программ за считанные часы. Следовательно нет оснований думать, что в случае ЭТВ+ сможет взять количеством, а не качеством. Контент эстонского телеканала должен убедить телезрителя предпочесть именно ЭТВ+. К сожалению, прежние интервью главного редактора нового канала повода для оптимизма не дают.

Не важно, что думает Дарья Саар о Крыме, Донбассе или Бронзовом солдате, но как бывший главный редактор, я осмелюсь утверждать, что ее позиция не должна вредить интересам сотрудников. Дарья же допустила это трижды. Во-первых, с самого начала подорвав доверие к каналу.

Во-вторых, однозначно и агрессивно противопоставив ”честную журналистику” еще не существующего канала российскому ”монтажу”, она по сути объявила войну противнику, который во много раз сильнее и компетентнее (компетентнее хотя бы по той причине, что руководство новым каналом — первый опыт Дарьи на телевидении).

В-третьих, продемонстрировав, что ”лучшие журналисты Эстонии” не способны проинструктировать своего руководителя таким образом, чтобы она не только знала, о чем ее могут спросить, но могла бы ответить на заранее известные вопросы.

Руководителем канала стал ”человек с улицы”

Отношение руководства Национального телерадиовещания к делу тоже показательно. Вместо профессионала взяли, так сказать, человека с улицы, которого за полгода не сочли нужным соответствующим образом подготовить. К довершению, неделю спустя после нашумевшего интервью руководство наблюдало со стороны, как девушка гремит ведрами. Невольно вспоминается афоризм Сависаара о клонировании Бородича (В марте 2012 года, комментируя уход из партии Бородича и других политиков, Сависаар заявил, что ”для создания следующего Бородича нам потребуется три четверти года, так что к следующим местным выборам он у нас появится”. — прим. ред.)

Не стыдитесь спрашивать совета. Тем более, что отказ от рекламы сослужил вам медвежью услугу и вы, скорее всего, забыли, что назначение нового руководителя и формирование ее имиджа для широкой общественности (особенно, если речь идет о новичке) такой же пиар, как и любой другой.

Однако, что касается содержания создаваемого канала, лично я жду его с нетерпением. Во-первых, из любопытства — я знаю, что на нем нашли работу несколько талантливых и амбициозных людей. Во-вторых, я хотела бы надеяться, что ЭТВ+ станет достойным конкурентом и встряхнет ПБК. Хотела бы надеяться, но пока не очень верится.

Я попрощалась с журналистикой десять лет назад. Уже тогда русскоязычные редакции столкнулись с серьезной нехваткой кадров. В Таллинне среди главных редакторов ходила шутка: у нас тут журналистов всего на две редакции. И, несмотря на это, мы придирчиво искали энтузиастов с безупречным владением языком. Скорее всего, сегодня мне пришлось бы довольствоваться тем, что новичок может без ошибок передать чужой текст и ”дает план”, то есть производит предусмотренное количество новостей.

Еще тогда представителей расследовательской журналистики было два-три. Один из них несколько лет назад уехал в Норвегию: поначалу стричь газоны, поскольку нужно было содержать семью. Второй работает до сих пор, но, как мне известно, он не связан с ЭТВ+. К третьей приклеили ярлык ”сепаратиста”, и она осталась без работы.

Остальные журналисты время от времени пишут колонки в целях самовыражения, поскольку редакции больше не могут позволить себе роскошь платить журналисту, который пишет по две статьи в месяц. Поддержание новостного потока и погоня за кликами поглощают все время и не позволяют сосредоточиться на одной теме. В результате выходит, что все информационное поле Эстонии, особенно его русскоязычная часть, — это растиражированные пара десятков новостей. Именно в этих условиях Дарье Саар предстоит запустить новый успешный проекта.

Падающий уровень владения языком

Есть еще один неприятный нюанс — падающий с каждым годом уровень владения языком. Язык — рабочий инструмент журналиста, и представитель этой профессии должен владеть им безупречно. Однако целенаправленное уничтожение русскоязычного образования, изначально высшего, а затем и гимназической ступени, принесло свои плоды.

Пример из жизни: в начале 2004 года в газете ”День за днем” мы организовали молодежный конкурс эссе. Что характерно, материал оказался настолько восхитительным, что по мотивам эссе поставили спектакль, а лучшие работы опубликовали в газете. Прошлой зимой я вновь организовала подобный конкурс. Мы обещали, что опубликуем лучшие работы, однако их уровень оказался таковым, что два члена жюри из шести (Сергей Стадников и Каур Кендер) отказались их оценивать. Опубликовали мы лишь одну работу, автором которой являлся семилетний мальчишка.

Я чрезвычайно благодарна участвовавшей в нашем конкурсе молодежи, но то, что сделала с ними наша реформа образования — непростительно. И теперь, глядя на то, как Эстония ищет, кто бы наладил диалог с этими непонятными русскими, мне думается, что за каждое свинство приходится расплачиваться, особенно учитывая, кто является ”конкурентом” эстонской русскоязычной прессы.

Те же вещи о русскоязычном образовании и кризисе СМИ я говорила самым разным людям. В том числе, даже неоднократно, послу США. Вероятно более-менее с такими же разговорами сталкивались и его коллеги в Литве и Латвии. И вот результат — Государственный департамент США объявил о программе подготовки русскоязычных журналистов в Прибалтике. На год выделят полмиллиона долларов. Чему собираются учить? Той самой расследовательской журналистике, которая в некотором роде присутствует у нас лишь в одном эстоноязычном издании. Однако проблема ведь не в эстонском инфополе.

Можно сказать, что, защищая свои интересы, США компенсирует ущерб, который был нанесен всем нам вытеснением русского языка из сферы образования. Если в результате на телеэкране появятся честные истории о том, какие сделки правительство проворачивает в природоохранной сфере, как в погоне за прибылью сознательно создали ситуацию, когда в самом проблемном регионе страны сотни людей останутся безработными, а обещания создать новые рабочие места — очередной мыльный пузырь, то я обеими руками за. Спасибо и на этом. Однако недавно новый руководитель создаваемого канала, кажется, сказала нечто совсем иное.

Именно поэтому есть все основания полагать, что на первых порах ЭТВ+ станет замечательным местом работы для старой журналистской гвардии, которая из-за нехватки финансирования или своих политических амбиций потеряла работу на телевидении многие годы назад, а также для дилетантов, некоторые из которых в ближайшее время станут умнее благодаря США.

Меня не покидает ощущение, что ”российскую пропаганду” решили закидать шапками. В качестве ”утешения” — шапки дорогие.