Любить Эстонию — не значит любить Ансипа

 (286)

Любовь к своей стране совершенно не обязательно означает любовь к конкретному правительству, которое по каким-то причинам на данный момент оказалось у власти. Эта привычная для стран с давними демократическими традициями, но не совсем еще прижившаяся в Эстонии мысль могла бы послужить ответом на призыв Валерия Сайковского, который на днях в Дельфи предложил проживающим в Эстонии русским "принять личное решение — насколько глубоко ты хочешь быть связан с этим государством".

По утверждению господина Сайковского, основная причина имеющихся у некоренного населения Эстонии проблем состоит в том, что оно сознательно и вполне добровольно дистанцировалось от государства, в котором проживает. Одним из доказательств этого, по мнению автора, является нежелание многих некоренных жителей Эстонии принимать гражданство этой страны, хотя они и владеют эстонским языком на необходимом для сдачи экзамена на гражданство уровне.

Напомню, что решение о предоставлении гражданства в Эстонии принимает правительство страны, которое на данный момент возглавляет Андрус Ансип. Тот самый, кто в апреле 2007 года организовал перенос Бронзового солдата из центра Таллинна. Причем сделал это, даже не попытавшись достигнуть компромисса с представителями русской общины, для подавляющей части которой Бронзовый солдат являлся одним из самых важных символов. Если кто не помнит, то именно после тех событий количество ходатайствующих о гражданстве резко сократилось.

Счастливой может быть только взаимная любовь. Как представляется, эта старая истина касается и отношений между человеком и государством. Принимая гражданство определенного государства, человек проявляет по отношению к нему определенные чувства, естественно рассчитывая на то, что эти чувства взаимны. Если люди в определенный момент перестали стремиться стать гражданами этого государства, значит, они засомневались в том, что государство, которое для многих олицетворяет правительство, испытывает к ним теплые чувства.Или, по крайней мере, уважение. Принимать гражданство от Ансипа? Нет, спасибо.

Впрочем, вряд ли особую любовь к эстонскому государству у некоренного населения способно вызвать, например, высказывание президента Тоомаса Хендрика Ильвеса о том, что он никогда не будет учить русский язык, поскольку это — язык оккупантов. Я сознательно не привожу многочисленные и зачастую еще более оскорбительные высказывания по поводу "оккупантов" политиков более мелкого масштаба, а ограничиваюсь словами Ильвеса — главы того самого государства, связать себя с которым настойчиво призывает некоренное население господин Сайковский.

Конечно, Эстония — это не только Ансип и Ильвес. И люди, которые не относятся к образующей это государство нации, понимают это, поскольку проявляют по отношению к этому государству лояльность. Но лояльность — это всего лишь соблюдение законов, и не более того. Хотя в нашей стране этот термин зачастую трактуется куда более широко: в нелояльности, например, могут обвинить за то, что ты открыто призываешь к смене правящего политического режима. Подчеркну: не к свержению насильственным путем, а именно к смене — будь то голосование в парламенте или мирные акции протеста.

Эстония — это не только Ансип, и это прекрасно понимают те представители некоренного населения, которые на прошлых выборах отдали свои голоса противостоящим проводимой нынешним правительством политике силам. По мнению господина Сайковского, это было "безобразие". Ну что же, исходя из этой логики, безобразием занимается большинство жителей Эстонии некоренной национальности избирательного возраста. Хорошего же мнения о своих соплеменниках придерживается автор, который преподносит себя в качестве горячего защитника их интересов. Впрочем, странно было бы ожидать чего-то иного от человека, который видит в Ласнамяэ и Копли лишь "заваленные мусором и собачьими экскрементами окрестности".