Кому тюрьма, а кому мать родна

 (113)

На прошедшей неделе Димитрий Кленский распространил проект (воззвание, жалобу?) под названием "Перманентный Холокост для русских Эстонии? или Спасем себя сами!" Документ ужасный и по форме и по содержанию, но извинительный по эмоциональному накалу — чувствуется, что у автора действительно наболело. К сожалению, в основу документа положен знакомый заунывно-плаксивый посыл: и Россия нам не мать, и Евросоюз — мачеха, и Эстония — тюрьма для инородцев. Давайте попробуем разобраться в том, кому — тюрьма, а кому — мать родна.

Постараемся понять

Прежде всего, постараемся понять, что родина, отечество и государство суть разные вещи, не всегда совпадающие во времени (истории) и пространстве. Государство и отечество требуют беспрекословного подчинения, родина нуждается только в любви. Любовь к родине дает неизмеримо больше, чем могут дать государство и отечество вместе взятые.

Постараемся понять, что Эстония как страна не равна Эстонской Республике, что между "историей Эстонии" и "эстонской историей" нельзя ставить знак равенства, что понятие "народ Эстонии" объемнее понятия "эстонский народ", что культура Эстонии исторически значимее эстонской культуры. Наконец, постараемся понять, что понятие "эстонец" включает в себя всех эстонцев, а не только тех, чьи имена комментаторы на портале пишут через удвоенное латинское "S". Однако это совсем не значит, что эстонская политика плоха, потому что плох сам эстонец.

Простой житейский опыт подсказывает, что эстонцы, как представители реликтового этноса, гораздо простодушнее, доверчивее и непосредственнее в проявлении своих прохладных эмоций, чем представители развитых этносов. Бескорыстное общение с реликтовым этносом не представляет особенных проблем, если, конечно, не затрагивать тех областей коллективного сознания, которые в последние два-три десятилетия подверглись основательной промывке и дали сильный крен в сторону банального национализма. Разумеется, обратный процесс возможен, но потребует некоторого времени, количество которого заранее рассчитать невозможно.

Неуемная политическая мстительность везде и во всем, которую мы наблюдаем сегодня, явление сложное и многоуровневое. Явление можно сравнить с пляской у костра, которая не может быть закончена, пока не будут исполнены все освященные традицией ритуальные телодвижения плюс неизбежные импровизации. И тут декларации ООН и директивы Евросоюза бессильны. Поскольку плетью обуха не перешибешь, то придется досмотреть шоу в первом ряду и до конца.

Многим это не по нраву — к началу третьего тысячелетия скорость жизни возросла настолько, что любое ожидание становится в их глазах бессмысленным. Понятно, что они хотели бы получить все и по возможности сразу. Вот и Кленский вопрошает: "Так до какого морального падения нужно упасть, чтобы мечтать только о собственной представительности, притом всячески оправдывать свое безразличие к прозябанию своих соотечественников — трети населения нашей страны?!"

Эстонский народ разделился без малого столетие назад, и этот внутренний раскол не изжит по сей день. Повторюсь, недовоеванную гражданскую войну эстонские политики пытаются сегодня довоевать за наш счет. Тот, кто сегодня утверждает политическое (гражданское!) единство эстонского народа, мягко говоря, выдает желаемое за действительное. Демонстрация единства против русских (оккупантов, колонистов, мигрантов) не есть демонстрация единства за эстонскую культуру и эстонское будущее.

Поразительно, но эстонцы-большевики сегодня фактически исключены из состава национального страта. Именно по этой причине государство в уголовном порядке преследовало ненастоящего эстонца Арнольда Мери и отпустило все грехи настоящему эстонцу Харри Мяннилу.

Кто виноват

Мы должны признать, что наши внутригосударственные межнациональные отношения основательно запутаны и далеки от евангельской ясности: "И отвечая весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших". (Матф. 27:25)

ТОП

Русские, живущие ныне в Эстонии, не могут взять на себя ответственность за преступления советского политического режима. Особенно в тех случаях, когда эти преступления совершались самими эстонцами, единственно из желания угодить большевикам и лично Сталину, Хрущеву, Брежневу. Яркий пример — директива эстонца Николая Каротамма об истреблении по всей Эстонии памятников, напоминающих о "победе" в Освободительной войне 1918-1920 годов. А вот еще: списки "кулаков", подлежащих депортации в 1949 году, составлялись не в Москве, а на местах эстонскими коммунистами и комсомольцами. Кстати, при отступлении немцы сами ровняли воинские кладбища бульдозером, спасая их от возможного осквернения. Понятно, что немецкий бульдозер мы на свою совесть не примем никогда.

Та же логика применима и к эстонскому народу, от имени которого в отношении местных русских установлен режим институциональной сегрегации. Нашего осуждения безнравственной политики, пусть выстраданного и справедливого, будет слишком мало. Эстонский народ сам должен выстрадать, осознать и осудить антинародную политику, причем не только в области межнациональных отношений, но, в первую очередь, в отношении внутринациональной социальной политики. Например, за проведение в жизнь ряда современных медицинских и социальных "реформ" нужно преследовать, как за преступления против человечности (геноцид эстонского народа!) — без срока давности.

Кстати, нужно раз и навсегда разобраться в понятиях. Нельзя осуждать коммунизм наравне с нацизмом. Большевистский режим при Сталине был столь же далек от коммунизма, как брежневские застой и стагнация. Если национал-социализм в Германии был реальностью, то коммунизм в СССР даже не фикцию не тянет. Преступления призрака, который полтора столетия назад бродил где-то по Европе, дело неподсудное, хотя бы потому, что это призрак. Если мы утверждаем, что в Эстонии были совершены "преступления коммунизма", то этим мы признаем, что в Эстонии как минимум был коммунизм.

Расчесывание гнойников

Нынешние инородческие жалобы на дискриминацию со стороны эстонцев напоминают мне времена "поющей революции", положившей начало современной эстонской традиции расчесывания исторических гнойников исключительно ради того, чтобы продемонстрировать их "просвещенной" Европе. Европа плевать хотела на наши язвы и гнойники, у нее своих в избытке. Европу на жалость не возьмешь. Если Москва слезам не верит, то Брюссель и подавно.

В своем нынешнем положении "униженных и оскорбленных" мы виноваты сами, с одной оговоркой: по большей части сами. Благими намерениями вымощена дорога в ад: поддержанный нами "Интерфронт" ускорил принятие русофобских законов, придал им видимость справедливых, национально оправданных. С другой стороны, мы сами из тех же благих побуждений поддерживали "Народный фронт". Признаемся, наконец, мы боролись по обе стороны "фронта" за чужие интересы, за чужие права, наконец, за чужое настоящее и будущее. Понятно, что разделившийся внутри самого себя народ в испытаниях не устоит. Община дала многочисленные трещины.

Димитрий Кленский полагает, что пришло время "лепить" русскую общину. Вот в каких нелепых выражениях он обосновывает лепку: "нас не просто люмпенизируют, над нами не просто измываются, <…> благодаря вульгарному эстонскому Nokia сжигают наши души, устроив нам долгоиграющий виртуальный духовный концлагерь", "безобразную этническую санацию русского населения страны", "ничто не остановит перманентный русский Холокост в Эстонии", "до какого морального падения нужно упасть"… Как это там в песне: я его лепила из того, что было!

Продраться сквозь падение, которое непременно должно упасть, вообразить долгоиграющий виртуальный духовный концлагерь или безобразную санацию, понять, чем отличается "перманентный русский холокост" от "холокоста русских" трудно даже подготовленному читателю.

Еще сложнее дело обстоит с лозунгами общинного возрождения. По Кленскому это:

1. Так станем цивилизованными, но останемся русскими!

2. Давайте думать и спорить о том, как обустроить НАШ мир, если мы для всех чужие, отрезанный ломоть.

3. Пишите в русские СМИ!

4. В спорах рождается истина, из искры возгорится пламя!

5. Вставайте, люди русские!

6. Наше дело — правое!

Не уверен, что набор лозунгов от младоэстонкого "Станем европейцами, но останемся эстонцами!" до явно недосказанного "Победа будет за нами!" сегодня способен объединить русскую общину в Эстонии в борьбе не за человеческие даже права, а всего лишь за гражданские. Впрочем, не стоит ломиться в открытую дверь, даже когда она "тюремная".

Дверь открыта

Уже несколько лет в Эстонии существует совет русских общин и русских организаций, работающий в контакте с аналогичной европейской структурой. Накопился некоторый опыт в публичном обсуждении насущных проблем и принятии решений, и, что характерно, без громких лозунгов, максимально открыто и демократично.

Uudiskirja Üleskutse