Кая Каллас начала битву, которая никому не нужна

 (12)
Meeleavaldus ja Mihhail Kõlvarti umbusaldamine
Mustamäe linnaosavanem Lauri LaatsFoto: Ilmar Saabas

Вечером 12 ноября Кая Каллас сообщила новостям ERR, что Юри Ратас на посту премьер-министра продал бы Эстонию при первой возможности. Премьер-министр счел заявления Каллас серьезным личным нападением и потребовал либо убедительных доказательств, либо публичных извинений. Каллас сообщила, что готова взять свои слова обратно только в том случае, если министр сельской жизни уйдет в отставку. Поданное в срочном порядке 14 ноября заявление о выражении вотума недоверия в Рийгикогу и еще более быстрый провал вотума дали правительственной коалиции победу по очкам как по существу, так и в моральном плане.

Реформисты своим скандалом упустили шансы, открыв при этом еще одно поле битвы в и без того напряженной внутренней политике. Битвы, которая никому не нужна, поскольку она еще дальше, чем прежде, сдвигает во тьму границы политической этики и морали. Выражаясь еще более вычурно: дальше, чем до сих пор не удавалось сделать ни одному политику EKRE.

Конечно, цель каждой эстонской политической партии — пробиться к власти и, таким образом, реализовать в обществе свою программу. Если после выборов не удается сформировать коалицию, единственным быстрым путем к власти станет роспуск действующего правительства. Несомненно, лидер оппозиции улучила подходящий момент, когда в отношении министра по делам сельской жизни повисло много оставшихся без ответа вопросов, чтобы напасть, воспользовавшись всеми подручными средствами. Задача оппозиции — быть критичной и выполнять свою работу с достаточной интенсивностью, привлекая внимание к недостаткам в деятельности правительственных партий. Но при всём при этом не стоит забывать конфуцианскую мудрость: не понимая силы слов, невозможно познать нечто большее.

Читайте также:

Теперь Кая Каллас и сама воспользовалась силой слов, за которые она и ее однопартийцы неоднократно упрекали политических оппонентов. Граница эстонской политической этики и морали сместилась еще дальше, вероятно, в неведомую даль. Своего рода отражением кривого зеркала выглядит и тот факт, что именно Кая Каллас отвечала за разработку кодекса этики для депутатов Рийгикогу.

Разумеется, реформисты утверждают, что премьер-министр сам драматизирует заявление Каллас и использует его, чтобы отвлечь внимание от проблем, с которыми столкнулись министр по делам сельской жизни и правительство. Но на самом деле сделали это сами, путем заявления председателя собственной партии, и тем самым направили политическое остриё в совершенно ином направлении. Вероятно, реформисты и сами перепугались такого направления, но ради защиты своего лидера сейчас не остается иного выбора, кроме как громогласно заявлять, что Юри Ратас создает проблему там, где ее нет.

А быть может, это и есть новая норма, с которой нужно свыкнуться? Может, теперь так и будет, что один обвиняет другого в продаже страны, не считая это госизменой. Может, теперь так и будет, что отнять у кого-то кошелек — не кража, а нечто иное. Может, теперь так и будет, что если вы что-то говорите, то на самом деле вы так не думаете. А остальные путь догадываются, что вы на самом деле имели в виду. А если ваши слова неправильно трактуют, то сами и виноваты.

Председатель Партии реформ в своем интервью, преднамеренно или нет, открыла в политике и обществе новое поле битвы, которое на самом деле никому не нужно, и в первую очередь самой Кае Каллас. И всё больше людей уже обращают на это внимание общественности. Оппозиция могла более мудро воспользоваться тем, что происходит вокруг министра по делам сельской жизни, поскольку это была неожиданно хорошая возможность подорвать единство коалиции. Вместо того, чтобы как можно дольше ”мариновать” Ярвика, оказывать давление и страшить его всеми парламентскими средствами, довести его до последней черты, чтобы он совершил еще больше ошибок — пошли по крайне простому пути сопротивления.

Удивительно, что вотум недоверия министру — или, скорее, доверия — был запущен с такой скоростью. В конце концов, в оппозиции нет конкуренции по этому вопросу, поскольку у соцдемов не хватает депутатов, чтобы инициировать вотум недоверия. Вероятно, молниеносная отставка министра Кинго ослепила глаза, вот прицел и сбился. Иначе сложно найти какое-то другое логическое объяснение.

И здесь всё указывает на то, что безрассудное поведение означает для Партии реформ, что возможность попасть в правительство вновь отодвигается в отдаленное будущее. Надеюсь, что к тому времени они будут осознавать, что иногда некоторые вещи должны оставаться невысказанными.